Очередная душераздирающая история из нашей почты: «Читаю истории женщин в вашем журнале и на сайте и вот решила написать свою. Может, кому-то поможет и научит, главным образом — не повторять ошибок.
Когда мне было чуть за 30, я узнала, что муж изменяет мне. Узнала нехорошо: мужа выследила моя мама и поспешила сообщить мне. Мотивировала тем, что ей было крайне тяжело видеть и переносить, что её дочь обманывают. Много раз позже я спрашивала маму, почему она не подумала обо мне, что мне будет во много раз тяжелее, чем ей. Её ответ на все один: я страдала.
Сначала я не верила, постоянно ругалась с мамой, защищая мужа, но сомнение уже поселилось во мне, отравляя жизнь. Состоялось объяснение с мужем, он не признался ни в чем, зато твердил, что любит только меня. А я злилась, страдала и не верила. У нас было 2 маленьких детей, я находилась в декрете, просто уйти от мужа не могла. Причина? Банальная: страх остаться одной без средств к существованию. Выгнать его не получалось, он наотрез отказался уходить.
И потянулись постылые годы существования рядом, но не вместе. Они слились в одну серую туманную массу без радости, без событий. Жить без любви и в ненависти очень тяжело.
Тяжело было на физиологическом уровне: просто лежа рядом с мужем меня трясло непонятной лихорадкой, при близости зажмуривала глаза и отворачивала лицо, не давая целовать себя. Мне снились кошмары, в которых я била его любовниц. Таскала деньги из его карманов, он в отместку мелко мстил, как это только умеют мужчины нелюбимой жене. Проверяла мобильный телефон и даже удаляла контакты с женскими именами (потом оказывалось, что это клиенты и вообще кто-то нужный). Мы все время ссорились, шумно ругались или неделями не разговаривали. Как-то чудом не дошли до драк.
Из улыбчивой, смешливой женщины я превратилась в женщину без улыбки. Сначала сильно располнела, потом, ужаснувшись и взяв себя в руки, похудела. Потом вышла на работу. Думала, станет легче. Не стало. Сколько помню себя — все время плакала и занималась самокопанием, обвиняя себя в том, что произошло. Вечерами уходила из дома, бросая детей на мужа, не желая находиться рядом с ним. Гуляла и твердила себе: «Ты одна и тебе никто не поможет, ты никогда не будешь счастлива. Хочу умереть». Часто болела такими болезнями, про которые врачи говорят, что от нервов, и никак не могла вылечиться.
Дети. Когда уставала жалеть себя, вспоминала о них. Старалась быть хорошей матерью, но теперь понимаю, что, обозленная на весь мир и слабая, женщина не станет хорошей матерью. А вот муж был хорошим отцом, он в отличие от меня не слабый. От вечной неудовлетворенности кричала на детей и наказывала их, чего никогда не делал муж. Потом просила прощения и старалась уделять внимание. Просто чудо, что мои дети изначально положительные, с хорошей наследственностью и способностями. Они не стали трудными подростками и плохими людьми. Меня всегда жалели и ласкали. Теперь, став взрослыми, все равно твердят, что я была самой лучшей мамой и они не помнят зла. А я сама себя наказываю тем, что все помню.
Много раз муж пытался наладить отношения, поговорить и разорвать этот порочный круг. Не верила, не хотела, обвиняя его во всём. Понимала, что поступаю по принципу «чем хуже — тем лучше», и ничего не могла с собой поделать из-за обиды и ненависти.
Той самой первой любовнице мужа я попыталась отомстить, опозорив её перед соседями. Хотя меня чуть не сдали в полицию (тогда ещё милицию), знаете, стало легче: перестали сниться кошмары. Я обращалась к психотерапевту, тоже стало легче. Все её рекомендации я старалась выполнить, получалось не все. Делилась с подругами, все меня жалели, но и предостерегали от поспешных шагов. Ведь это для меня муж был мерзавцем, а для остальных — нет. Он оставался положительным человеком, любящим отцом, финансово состоятельным главой семьи. В отличие от меня — нищей бюджетницы. А самой близкой своей подруге я так надоела своими вечными многолетними жалобами и слезами, что она поспешила дистанцироваться от меня, чтобы — не дай бог! — не стать такой же несчастной, не заразиться. С тех пор мы неблизкие приятельницы.
Я все мечтала найти любовника, чтобы влюбиться в него, хотя в то же время и боялась этого. Любовь — опять страдание, к тому же она обязывает. Несчастная женщина — непривлекательный объект для ухаживания, поэтому мои связи были немногочисленны и кратковременны. Наконец, я познакомилась с хорошим, тоже одиноким человеком, который полюбил меня. Мне влюбиться не удалось, сердцу не прикажешь, но я была очень благодарна ему за искреннюю заботу обо мне. Кстати, мужчинам я никогда не рассказывала правды о себе, понимая, что отсюда ждать понимания и жалости не придется. Мне и не хотелось их жалости. Хорошая любовница — беспроблемная.
Моя «ненавистная» история началась со слежки, ей же она и закончилась. Меня выследил муж, и тогда впервые за много лет мы, наконец, поговорили и объяснились. Он попросил прощения, чего много лет избегал, и мы решили начать все сначала, попытаться снова стать семьей. Помню, как я сказала ему, что очень рада вновь любить его. И знаете, как-то очень легко, без внутренней борьбы, ко мне вернулась любовь. Она просто никуда не уходила, это я пыталась прогнать её. Некоторое время мы вели себя как молодожены в медовый месяц. И жить стало легче.
Прошло много лет. Нас считают счастливой семьей, и даже те, кто знал о наших проблемах. Для детей мы любящие супруги и даже, по их словам, кое в чем образец. Мы почти все время вместе, будто бы компенсируя те годы одиночества вдвоем. Конечно, мы не перестали спорить и обижаться друг на друга по разным поводам. Иногда муж даже пытается ревновать меня совершенно беспричинно, кстати.
Хотя говорят, что необходимо все плохое забыть, я помню. Уже плохо, но все же. Может, как болезненную прививку, чтоб вновь не заболеть. Мы больше никогда не обсуждали прошлое. Я твердо знаю, что люблю и всегда любила мужа.
Пожалуйста, не называйте мое имя»
Что думаете, девушки?

Подпишись на канал Lisa в Яндекс.Дзен