Братья и сестрыБлиже нет и не надо

«Я старшая, есть еще брат и сестра. Нам не очень повезло с родителями — они все время расходились, сходились, выясняли отношения до нервных срывов, уходили из дома. А вот друг с другом повезло. Мне странно, что братья и сестры могут конфликтовать — мы с детства настолько близки, что ближе просто не бывает. Однажды в детстве, когда я болела, брат с сестрой всю ночь около кровати дежурили, боясь, что мне будет хуже. Планы, проблемы, желания — все знаем друг о друге все. Сейчас живем отдельно, но… все равно вместе. Звоню я брату и в эту же секунду вижу, что от него тоже идет звонок. Думаю о сестре — и через полчаса она приходит, не предупредив. Это даже не любовь — это самые прочные узы на свете». Галина, 41 год.

Все родители мечтают, чтобы их дети между собой никогда не ссорились, были бы близкими и родными. Но такое возможно, если детям совершенно нечего делить. Если нет главной причины конфликта — родительской любви. Тогда в отношениях, действительно, только привязанность. Иногда она бывает столь сильной, что отгораживает от всего окружающего мира. Людям с такой сильной внутрисемейной связью трудно создать свою новую семью — и потому, что отношений лучше, по их мнению, быть не может, и потому, что они подсознательно воспринимают себя, как неразрывную пару. Часто бывает, что кто-то один вступает в брак, заводит ребенка, но потом разводится и теперь все братья-сестры вместе занимаются воспитанием, живут такой братско-сестринской семьей всю жизнь. Иногда даже на одной территории, но чаще просто внутренне осознавая свои отношения, как самые близкие. Чтобы любовь не была помехой, нужно стремиться расширять отношения вне семьи. Новые встречи, позитивное общение позволяет восстановить доверие к миру, подорванное в детстве.

Вина по рождению

«Закончив школу, сестра собрала чемодан, сказала: «Ну, наконец — то могу от вас освободиться. Как же вы мне все надоели» — и ушла. Я стояла и все думала, что это шутка — что я, шестилетняя девочка, могла ей сделать плохого? А родители, хоть и расстроились, все же были не очень удивлены. Общаться с сестрой я начала только через десять лет. И это обычно претензии, недовольства, колкости какие-то, при том, что говорим только по телефону. Мне очень грустно от этого и плохо. И непонятно, почему она так обижена. Хочу ей рассказывать о своей жизни, хочу, чтобы она радовалась. Но она и с днем рождения меня не каждый раз поздравляет. Ведет себя, как будто я причина всех ее проблем. Недавно умер отец. Сестра не приехала». Дарина, 30 лет.

Родители всегда утверждают, что любят своих детей одинаково. Однако, это не так. Даже, если нет явного «любимчика» (хотя, часто бывает и такое), то любовь все равно разная, и имеет столько факторов, что даже сама мама не может ответить на вопрос «почему?». Отношение к долгожданному ребенку обычно отличается от того, что испытывают родители по отношению к «внезапному». Чувства к тому, кто соответствует желаемому полу, внешним данным, тоже бывают иными по сравнению с тем, кто «не понятно, на кого похож». В течение жизни все это корректируется, меняется (тоже без четкого осознания причин), но дети успевают это прочувствовать. И они всегда знают, кто кого любит больше. Обида бывает столь сильной, что даже во взрослом возрасте человек не может с ней справиться. Он может не говорить об этом открыто, но идеи возмездия, обвинения присутствуют. «И где теперь ваша любимица? Пылинки с нее сдували — так она теперь даже заботиться о вас не хочет». Далеко не всегда люди могут преодолеть эту ревность, сделать отношения, если не полностью счастливыми, то хотя бы безболезненными. Конечно, родителям стоит следить за своими словами, поступками, стараться, чтобы каждый из детей чувствовал их любовь. А, если уж так получилось, то стоит принять, все, как есть, найти плюсы. Дети, которых любили меньше, часто получают гораздо больше любви во взрослом возрасте, бывают более счастливы в браке — по сравнению с любимчиками. Это тоже психологическая закономерность, а еще, конечно, судьба, которая стремится отдать все, что изначально приготовила.

Ничего не жаль?

«Когда кто-то говорит: «Я ему жизнь отдам», значит, это человек очень дорог. Я тоже всегда говорил так про младшего брата, а потом… так и сделал. Отдал ему свою почку, зная, что для меня это очень опасно, свою кровь. Через пару лет возникла необходимость в деньгах. Я, конечно, обратился к брату. И что же? «Слушай, как не вовремя. Я своей жене хотел машину подарить. Она об этом мечтает, не могу так ее расстраивать». Он даже не спросил, что у меня за ситуация, даже не предложил помочь как-то иначе. Я несколько дней ходил, как после тяжелого несчастья — не мог прийти в себя. Вспоминал, как в детстве помогал ему шнурки завязывать, как рисовать учил, на велосипеде катал. Я ведь, собственно, никогда его ни о чем не просил…». Сергей, 34 года.

Отношения братьев и сестер похожи на супружеские. Например, в том, что касается наших вкладов в союз. Мы не говорим «Я тебе все время повышаю настроение, поддерживаю, а что ты мне дашь в замен?», но, тем не менее, рассчитываем на отдачу. Это и есть взаимность. Однако, когда речь идет о кровных родственниках, то ожидания всегда больше. И обида в случае, если эти ожидания не оправдываются, тоже. Люди испытывают настоящий шок, столкнувшись с отсутствием желания помочь у людей, состоящих с ними в родстве. Такая реакция имеет не только психологическое объяснение, отчасти она врожденна, передается, как установка коллективного бессознательного. Нам важно знать, что в случае необходимости обязательно будет человек, готовый помочь. Чтобы не думать, кто бы это мог быть, не искать и не договариваться, мы выбираем сразу среди самых близких. В большинстве случаев это оправдано. Однако, отношения (и в этом тоже их схожесть с супружескими) не бывают абсолютно симметричны. Один человек на каком-то этапе времени больше вовлечен в отношения, больше их ценит, другой — меньше. Потом они меняются. Конечно, нужно стремиться уравновешивать вклады — обоюдно просить о помощи, обоюдно оказывать ее друг другу. Говорить открыто, чего ждете и не делать выводы по единственной ситуации. Эгоистично чаще всего ведут себя люди, которых приучают так себя вести. Старший брат доволен ролью покровителя, снисходительно относится к попыткам младшего что-то предложить, подчеркивая, что любит справляться сам. Потом уже хочет это изменить, но не может. Роли переучиваются очень трудно.

Помнить все

«Я единственный ребенок в семье, и теперь мне ясно, почему. Недавно в город переехала мамина сестра — до этого много лет жила на Севере. Когда бы мы ни встретились, что бы ни происходило, их общение всегда идет по одному и тому же сценарию. Сначала объятия, поцелуи, забота и комплименты. «Ах, дорогая, ах, давай помогу, ах, хорошо выглядишь, как всегда». Потом начинается легкий конфликт — с какого-то замечания, воспоминания, да, вообще иногда не понятно, с чего. Ну, и, как говорится, слово за слово. Никто не может их остановить и успокоить. Слезы, обиды, какие-то жутко неприятные истории, обещания «никогда больше не буду с тобой разговаривать». Мне бывает жаль маму, но нельзя же так поддаваться эмоциям. Вы взрослые люди, и какая разница, что было сорок лет назад? Кстати, у тети тоже только один ребенок. По-моему, они боятся повторения их странных отношений». Кира, 22 года.

Кажется странным, что с возрастом обиды между братьями и сестрами не сглаживаются. Что взрослые люди, будучи сами уже родителями и даже бабушками-дедушками, могут всерьез выяснять, кто с кем несправедливо поступил. Однако, именно степень родства влияет на то, что болезненные воспоминания не исчезают. Помнятся не сами факты, а эмоции, которые случившееся вызывало тогда. Брат увидел, что сестра красит ногти и сказал об этом родителям. Что такого? Дети часто ябедничают. Однако, все кажется не таким простым, если учесть, что сестру за ногти всегда наказывали, мама в эти моменты злилась, называла ее никчемной и тупой, и брат обо всем этом прекрасно знал. Он потом себя прекрасно чувствовал, забравшись к маме на колени, читая с ней книжку. А сестра сидела одна в комнате чувствовала себя абсолютно никому не нужной. От этого она не может избавиться всю жизнь, поэтому всегда избегает ссор. Только брату все время припоминает все его мелкие пакости. Если братья-сестры ссорятся, дерутся, то, вырастая, обычно относятся к событиям детства с пониманием. Если же обстановка в семье не позволяет выражать эмоции открыто (например, родители наказывают за сам факт ссор), то все обиды остаются. И нет иного выхода, кроме как часто и откровенно об этом говорить. Причем, лучше именно о чувствах, которые были в тот момент. Тогда сгладить отношения, примириться с чем-то, что не нравилось в детстве, бывает легче.

Подпишись на канал Lisa в Яндекс.Дзен