Это случилось десять лет назад. Девушка Катя по­ехала из Ростова-на-Дону в гости, в соседний городок Аксай. Припозднилась и поддалась на уговоры — осталась у них ночевать. Чтобы успеть в Ростов на работу, встала в пять утра, а в шесть уже вышла из квартиры. Раннее утро, на улице пусто. И откуда только взялись эти машины… Одна сбила Катю, и тут же на нее наехала другая. В больницу привезли почти безжизненное тело с синими от катастрофической кровопотери ногтями, с многочисленными переломами. Правую ногу врачам пришлось ампутировать…

Бывает и хуже

Молодой человек, еще вчера клявшийся в вечной любви, исчез, сказав на прощание: «Как поправишься, погуляем». До выздоровления тогда было очень далеко — за время реабилитации Катя перенесла двадцать пять операций! Но девушка больше переживала не из-за предательства близкого человека, а из-за того, что много времени приходится проводить в больницах. Когда соседки по палате жалели ее: «Бедняжка, у тебя нет ноги…» — она отвечала: «Зато другая есть. Посмотрите, сколько здесь, в больнице, людей, которые вообще никогда не смогут ходить. Вот кого надо жалеть!»

Однообразие больничных дней скрашивало общение в соцсетях. Там Катя и познакомилась с Сашей. Постепенно эта переписка и этот человек стали очень много значить. Когда Катя это почувствовала, поняла, что должна рассказать о себе все. Чтобы собраться с духом, ушло две недели, но она ему позвонила:

— Знаешь… Наверное, у нас ничего не получится. У меня не просто переломы, я потеряла ногу. А ты встретишь нормальную девушку.

— А мне не нужна другая, мне нужна именно ты, — после короткой паузы ответил Александр.

— Значит, я сама тебя бросаю!

Скорая помолвка

Но он будто и не слышал. Начал ухаживать: привозил завтраки, букеты и воздушные шары, писал стихи. Как-то выложил на газоне перед окном поздравление из одуванчиков «С днем рождения!». Катя знала, что стоит только позвонить Саше, как он найдет нужные слова, поддержит ее и развеселит. На день рождения парень подарил Кате золотое кольцо, точно угадав с размером. «Что ты, — удивилась Катя. — Не возьму ни за что! Мы же совсем недавно познакомились». А Саша надел ей колечко на палец: «Не нравится — выброси его, но обратно я кольцо не возьму».

Однажды Саша забрал Катю из больницы, повез на Дон. «Будь моей женой, — попросил он. — Я понял, что хочу всю жизнь провести с тобой». Катя не знала, плакать ей или смеяться. Предложила: «Давай год будем встречаться, если потом не передумаешь — я согласна».

Такая упрямая!

Через год они поженились. И было все — и белое платье невесты, и гости, и пир горой. Только фото с торжества Катя показывать не любит. Считает, что из-за гипса, который она носила, свадебный наряд сидел на ней кое-как. Но важно ли это, если Саша вот уже шесть лет каждое третье марта — это дата их знакомства — дарит любимой жене роскошный букет? И все у них хорошо.

Свадьба Екатерины Соколовской«Я всегда была упрямая. Теперь думаю, что в этом мое счастье, — говорит Екатерина. — Например, врачи категорически запретили мне рожать. Да разве я их послушалась?! Пришла в больницу на пятом месяце беременности. От кесарева отказалась — ведь тогда я не смогла бы сразу быть с малышом, брать его на руки, кормить. С самого рождения сына я нянчила его сама: костыли под мышками, ребенок на руках. Как-то упала навзничь с полной тарелкой каши, но при этом ни капли не расплескала. В прошлом году купила швабру. Всегда выбираю, чтобы ручка была жесткая — я бросаю костыли и на нее опираюсь. Но шваб­ра меня подвела: ручка внезапно сложилась, и я упала. Когда пришла в себя, доползла до телефона, вызвала «скорую». Вердикт врачей — «сложный перелом бедра». Пришлось ходить в гипсе, который начинался под грудью и кончался у колена. В таких доспехах поехала в институт, сессию никто не отменял…»

Екатерина Соколовская с сыномНедавно на отдыхе в Абхазии Кате захотелось покататься на небольшом туристическом самолете. «Да как ты в салон поднимешься?» — удивлялись летчик и гид. «В итоге меня подкинули, я вскарабкалась, и мы чудесно полетали, — делится впечатлениями Катерина. — Вот бы еще с парашютом прыгнуть, но боюсь, что при торможении нога не так себя поведет. Может быть, решусь на прыжок с инструктором. Я отлично плаваю, много хожу. На батуте разве что не могу прыгать, но сделаем вид, что не так уж мне и хочется».

Не люблю, когда жалеют

Проведя в больнице почти четыре года, Екатерина сейчас очень любит долгие прогулки. Ходит любуется природой, но… старается не встречаться взглядами с людьми.

— Со временем устаешь ловить сочувствующие или любопытные взгляды, — говорит Катя. — Дети у нас очень непосредственные, кричат: «Мама, смотри, тетя без ноги!..»

Этим летом Катя оканчивает институт и уже сейчас ищет работу бухгалтера. Недавно в одной компании за работу на полную ставку ей предложили зарплату в пять тысяч рублей. Когда Екатерина спросила, стали бы они сами работать за такие деньги, то получила исчерпывающий ответ: «Мы — это другое дело! А вы же инвалид». Поэтому теперь она сразу сообщает, что у нее нет ноги и передвигается она на костылях. Директор последней организации на это ответил так: «Мы же вас не в сборную по бегу приглашаем. Бегом к нам на собеседование!»

— Я не чувствую себя ущербной и не люблю когда меня жалеют, — продолжает Катя. — У меня замечательная семья, масса возможностей и планов. Например, хочу родить дочку. Я живу полной жизнью, наслаждаясь каждым ее мигом. А нога… Гораздо хуже, по-моему, быть мрачным пессимистом и злюкой. Вот это точно никогда не исправишь!

Текст — Юлия Морозова
Фото из личного архива Екатерины Соколовской

Подпишись на канал Lisa в Яндекс.Дзен