Снимки приемных детей, особенно тяжелых, до усыновления и после — небо и земля. Другой взгляд, другая внешность, широкая улыбка вместо потерянного выражения лица. Еще недавно Саша был тоже не очень-то эмоционален. С отказниками это часто случается: если миру ты не нужен, то и он становится тебе неинтересен.

Ничего и никого

Я усыновила ребенка с ДЦП. Личный опыт
Саша на инклюзивном фестивале «Галафест» в саду «Эрмитаж»

Специалисты объясняют: в момент первичной психологической травмы у детей включается защитная реакция — отключение. Иначе невозможно жить в условиях, где ты никому не нужен. Плачешь — а на руки тебя не берут. Мокро и холодно — не реагируют. Нет удовлетворения потребностей, нет значимого взрослого, главной фигуры в жизни ребенка.

Саше была очень нужна грамотная медицинская реабилитация, но ее тоже не было. Хотя список заболеваний у мальчика длинный и сложный: ДЦП, нейромышечный кифосколиоз, проблемы с тазобедренными суставами, недоразвитие ребер… А еще — умственная отсталость средней степени с грубыми нарушениями поведения. В карте значилось, что ребенок необучаемый и ни в чем не нуждается — ни в социализации, ни в дошкольном обучении. Аня посчитала иначе.

Я усыновила ребенка с ДЦП. Личный опыт
Успешно пройдена медицинская комиссия перед школой! Теперь можно и в кафе посидеть

Просто он родной

Они встретились случайно. Аня пришла в детский дом-интернат волонтером — гулять с детьми два раза в неделю. Увидела Сашу и вскоре поняла, что уже не сможет оставить там мальчика, который всю свою маленькую жизнь пролежал в кровати. Который в шесть лет знал всего четыре слова, понятия не имел, что воду можно пить, а пищу — жевать, а не только получать в протертом виде. Не понимал, что в какое-то место можно прийти, а потом уйти оттуда — и потому рыдал от дикого страха, например, в магазине. Считал, что это — теперь его новый дом.

Долгий декретный отпуск

Сначала Аня брала Сашу на выходные, но быстро поняла — в жизни ребенка эти редкие моменты ничего не изменят, если уж брать — то навсегда. А еще она почувствовала, что это ее сын. Что ж, мамы и дети обычно впервые встречаются в родильном доме, а они с Сашей — вот так.

Аня уволилась из кинокомпании, где она занималась организацией съемок, и полностью посвятила себя Саше. То есть устроила себе такой длинный декретный отпуск без четкой даты окончания. Маленькая семья из двоих человек живет на Анину зарплату приемной мамы, пособие и Сашину пенсию.

Земля и небо

Полтора года жизни дома, курсы лечения, реабилитации и занятия дали просто невероятные результаты. У Саши развилась речь — ведь теперь есть человек, который его слушает и отвечает. Появилась мимика: когда Саша расстроен, у него опускаются уголки губ. Раньше мальчик просто начинал кричать, громко и без слез.

Я усыновила ребенка с ДЦП. Личный опыт
Сейчас Саша даже может объяснить: «Я сначала расстроился, а потом разозлился». Или сказать: «Я довольный»

А сейчас может даже объяснить: «Я сначала расстроился, а потом разозлился». Или сказать: «Я довольный».

У ребенка появились любимые игрушки. Фактически Саше пришлось заново учиться жить — то, что с детьми как-то само собой случается в детстве, происходит с ним только сейчас. Например, мальчик увлеченно играет в игрушки для двухлеток — словно пытается пройти все упущенные этапы развития.
По словам Ани, сначала сын категорически отказывался учить свой возраст. Два — нет, три — нет. Когда он стал жить дома, он себя ощущал на ноль. Потом — на два-три, на пять. А потом признал — да, ему восемь лет. В детском доме-интернате Саша умел держать голову, переворачиваться и сидеть с поддержкой. Сейчас он научился чувствовать свое тело, управлять им и скоро сможет ходить с поддержкой — для этого понадобилось делать специальную операцию. Саша собирает мозаику, рисует, играет в планшет. «Все его возможности раскрываются, как бутон у цветка», — говорит Аня. Она не торопится — делает ставку не на быстрый результат, а на психологическое состояние и комфорт сына.

Я усыновила ребенка с ДЦП. Личный опыт
В этом году с Саши сняли статус «необучаем» и он пошел в первый класс

В первый класс

В сентябре этого года Саша пошел в школу. Точнее, поехал на коляске — после операции какое-то время ходить ему нельзя. Школа обычная, а вот программа обу­чения — индивидуальная, адаптированная для детей с задержкой развития.

Сначала Ане и Саше в школе были не очень рады, но после консультации с юристами в Центре лечебной педагогики ситуация разрешилась: Аня написала в Департамент образования, ей перезвонили и извинились. И оказалось, что пойти учиться в школу — это прекрасная идея: теперь на каждой перемене Сашу облепляют второклассники, расспрашивают, как дела, и водят с ним хоровод. Саша в восторге. Говорит: «Я как все теперь. В школу хожу как все». Все это благодаря Сашиной учительнице — в первые дни она поощряла интерес детей, и они быстро подружились с мальчиком. Ведь отношение к особым ровесникам у детей формируют взрослые люди— и хочется верить, что таких неравнодушных взрослых в Сашиной жизни будет еще много.

Ты тоже можешь помочь

Центр лечебной педагогики «Особое детство» основан в 1989 году. ЦЛП одним из первых в Москве начал помогать семьям, где воспитываются дети с особенностями развития.

Чем они занимаются? Занятия с детьми, психологическая поддержка родителей, юридические консультации, обучение специалистов, работа с волонтерами.

Чтобы помочь Центру и дальше работать и поддерживать семьи, отправь смс на короткий номер 3443 с текстом ЦЛП или CLP и суммой пожертвования (например, ЦЛП 100).

Фото: Facebook.com

Подпишись на канал Lisa в Яндекс.Дзен