Фото: Ксения Андриенко
«Мюзикл — мой любимый жанр. В музыке можно жить, не изменяя актерской профессии — творчески и свободно». Фото: Ксения Андриенко

— Катя, грустно прощаться с «Графом Орловым»?

— Не могу представить, что он закончится. Хотя еще целый год впереди. Я актриса репертуарного театра, где спектакли идут долго. Например, рок-опера «Иисус Христос — Суперзвезда» идет около 25 лет. Артисты меняются, но спектакль живет. Когда видишь полные залы, чувствуешь, что постановка любима. Конечно, очень жаль расставаться, но на смену всегда приходит что-то новое. Может, даже более интересное.

— И что придет на смену этому мюзиклу? Какие сюрпризы готовит Театр оперетты?

— Наши продюсеры еще в прошлом сезоне официально объявили, что это будет мюзикл «Анна Каренина». За него возьмется та же команда, которая ставила «Графа Орлова». Либретто напишет Юлий Ким. Собственно, работа уже идет полным ходом и продлится целый год. В конце этого сезона, где-нибудь в мае следующего года, объявят кастинг на мюзикл, и мы все будем пробоваться на общих основаниях.

— Каков ваш шанс получить роль Анны Карениной?

— Никаких прогнозов. Пойду на кастинг, как обычно, в общем потоке.

— Помните, когда впервые прочитали произведение?

— В школе, когда мы проходили Л. Н. Толстого. Честно говоря, было сложно его понять. Мне кажется, что большая классическая литература все-таки требует какого-то знания жизни. Ее трудно постичь детям. И часто получается, что дети читают классику из-под палки. Я, например, «Войну и мир» в школе читала по диагонали. Но по прошествии лет мы все возвращаемся к классике. И она звучит уже по-другому, не как в юности. Сейчас удивительное время. В Большом театре готовятся к постановке «Анны Карениной» со Светланой Захаровой. И Карен Георгиевич Шахназаров снимает фильм «Анна Каренина». Интересно, почему театр, кино, музыка обращены к этой теме? У меня ощущение, что герой нашего времени — это женщина. Сильная женщина, которая может все. Поэтому и искусство сегодня снова обращено к яркой, мощной женской теме.

— Вы сыграли одну такую героиню — Катю Татаринову в мюзикле «Норд-Ост». Вы похожи на нее?

— Я всегда хотела быть на нее похожей. Сильная русская женщина, которая умеет ждать, надеяться, терпеть, верить и любить. После страшных событий 2002 года мюзикл восстановили, а через некоторое время закрыли по непонятным мне причинам. Я уверена, что когда-нибудь он обязательно снова будет возобновлен. Вообще, мюзикл — мой любимый жанр. В музыке можно жить, не изменяя актерской профессии.

— Раз заговорили о первом мюзикле, хочу спросить и о первой киноработе. Фильм-то был интересный — «Змеиный источник».

— В 90-е у нас почти не снималось кино. И на Киностудии им. Горького был запущен проект малобюджетных фильмов. Возглавлял его Валерий Тодоровский. Он нашел средства на три картины и дал возможность режиссеру-дебютанту Николаю Лебедеву попробовать силы в новом жанре — триллере. Два дебюта на один фильм — уже страшно, но Валерий Петрович рискнул. «Змеиный источник» снимали на пленку, а ее было ограниченное количество. Директор картины Иосиф Сосланд каждый час приходил на площадку и говорил: «Осталось 200 метров», «100 метров», «7 метров». В этом прессинге и жили — много репетировали и потом снимали с одного дубля. Сняли фильм в итоге за 28 дней. До сих пор помню: выпускной вечер в Щукинском училище, до пяти утра мы гуляли, а в шесть меня уже ждал автобус, который отходил от киностудии. Окончила вуз — и на следующий же день начала работать… С Колей Лебедевым у нас сохранились добрые, даже трепетные отношения. Он каждый год поздравляет меня с днем рождения. Это так дорого для меня! Все-таки первый шаг в кино сделали вместе.

— В каких кинопроектах вы заняты сейчас?

— Пока ничего не раскрою. Скажу только, что буду работать с талантливыми режиссерами. На съемках одного проекта встречусь в кадре с Константином Лавроненко. Для другого фильма вернусь в любимый Минск. Съемки должны были начаться в июле, но в итоге первый съемочный день выпал на 27 августа. И благодаря этому у меня получилось полноценное лето — мы много морей объездили и набрались сил. А сейчас предстоит непростая осень — съемки в трех проектах одновременно: три съемочных города, поезда и самолеты… Придется совмещать кино с работой в театре, что крайне сложно. Обычно я стараюсь сниматься летом, когда сезон в театре закрыт, но этой осенью придется потрудиться. В октябре буду несколько дней в Москве и сыграю два спектакля в день: днем «Граф Орлов», который заканчивается в 17.00. Выбегу через Камергерский на Тверскую улицу, добегу до родного Театра им. Моссовета, перекушу быстренько и в 19.00 буду играть «Царство отца и сына».

— А вы ведь еще ездите по России с детским спектаклем Константина Хабенского «Поколение Маугли».

— Да, это замечательная история, которую придумал Костя. Театр во имя жизни. Средства от продажи билетов идут на помощь конкретному ребенку с тяжелым заболеванием. Актеры работают бесплатно. В спектакле заняты около 90 детей из актерских школ Хабенского. Хочется сказать о детской аудитории, самой сложной. Трудно в течение двух часов удержать их внимание — дети ведь легко отвлекаются, если неинтересно. Я сама это понимаю, ведь мы с дочкой Анечкой обошли уже много спектаклей. Я вижу, когда она внимательно следит за происходящим и как быстро ей все может надоесть. Это непростая задача, но у Кости получилось!

Фото: Ксения Андриенко
Фото: Ксения Андриенко

— Аня смотрела «Поколение Маугли»?

— Она была на репетиции и на прогонах. Не знаю, насколько внимательно она наблюдала за происходящим, я-то была на сцене, но то, что она со мной учит материал, — факт. Так что когда дочь смотрит спектакль или концерт с моим участием, то может мне из зала помогать и работать суфлером. (Смеется.)

— Когда вы впервые сыграли в кино с детьми? Сложно?

— Впервые такой опыт случился на съемках фильма «Бригада». Когда меня спрашивают сейчас: «А можно, мы снимем ваших детишек в кино?» — я превращаюсь в фурию. Не представляю, что заставляет родителей приводить детей в кинематограф. В «Бригаде» я снималась с грудничком, потом с годовалым ребенком. Был эпизод, когда у Вани, моего экранного сына, начинаются проблемы с горлом. И малышу надо было заплакать в кадре, а мы не знали, как этого добиться, мальчик все время смеялся. Приходилось отнимать игрушки, прятать маму. Это ужасно! Знаете, я считаю, что никакое кино не стоит слез ребенка, как Тарковский не стоит сожженной заживо коровы или лошади, сброшенной с колокольни.

— Вы уже больше 15 лет счастливы в браке. (Муж — бизнесмен Владимир Абашкин.) Можете дать пару советов, как сохранить отношения?

— Не знаю… Верю, что все решено помимо нас. Если суждено, само по себе сохранится. А если нечего сохранять, то нет смысла и пытаться. Понятно излагаю? (Смеется.) У моего мужа чувство юмора на грани жизнеопасного, и при этом он шутит с абсолютно серьезным лицом. Железный пресс и морщинки у моих глаз свидетельствуют, что я частенько пребываю в гомерическом хохоте от его комментариев. Думаю, что чувство юмора во многом способствует сохранению отношений…

Екатерина Гусева в атласном платье
«У меня не было еще момента «взросления»:) Наверное, потому что рядом со мной взрослый и сильный мужчина, который принимает важные решения». Фото: Ксения Андриенко

— Почему сын носит фамилию мужа, а дочь — вашу?

— Чтобы никому не было обидно. (Смеется.)

— А вы не хотели бы взять фамилию мужа?

— У меня дедушка был Гусев, а бабушка осталась Чайковской. Когда она выходила замуж, сказала: «Вот еще, буду я чайку на гуся менять!» — и не взяла фамилию мужа. А я подумала, что буду как дед, он был прекрасным человеком. Воевал восемь лет: армия, потом Финская война, Великая Отечественная и Японская. Бабушка ждала его все эти годы. Я никогда не видела деда в плохом настроении. Сама любовь и доброта.

— В какой момент вы поняли, что повзрослели?

— Знаете, а такого момента у меня еще не было. (Смеется.) Наверное, потому что рядом со мной взрослый и сильный мужчина, который принимает важные решения. Если сложно, я многое перекладываю на его плечи и существую… в безответственном, инфантильном режиме.

— Как вам удается так хорошо выглядеть?

— Очень просто! Много работаю и мало сплю. (Смеется.) Летом мне исполнилось 39. У меня нет комплексов по поводу внешности и возраста — я его не чувствую. Мне часто говорят: «Вы совсем не меняетесь!» А еще меня преследует фраза: «Вы в жизни лучше, чем в кино». Даже не знаю, как к этому относиться. Это хорошо? Или плохо? Кстати, как вы думаете, что, если я подстригусь? Меня частенько посещают такие мысли. Хочется изменений! Вот и сейчас новая роль, и я думаю… Но с другой стороны, не хочу сама себя обкрадывать. Могу, например, встать утром невыспавшаяся, встряхнуть своей гривой — и вперед! Волосы — это мое спасение. Можно и без макияжа обойтись.

«Может, мне подстричься? Измениться? Хотя... не хочу сама себя обкрадывать». Фото: Ксения Андриенко
«Может, мне подстричься? Измениться? Хотя… не хочу сама себя обкрадывать». Фото: Ксения Андриенко

Советы от Екатерины Гусевой

Вегетарианский суп — проверено мной — станет вкуснее, если в него положить немного мяса.

При выборе одежды советую прислушаться к Евгению Шварцу: «Лучшее украшение девушки — скромность и прозрачное платьице».

Никогда не врите. Все тайное рано или поздно непременно становится явным…

Беседовала Лиля Садыкова

Подпишись на канал Lisa в Яндекс.Дзен