Фото: Ксения Андриенко
Фото: Ксения Андриенко

— Екатерина, мы пишем с вами интервью в 10 утра. Вы всегда так рано встаете?

— Я встаю в пять утра. Так что наша встреча — это уже обед. Обычно мне надо к 8.00 на съемочную площадку, а из города Королева, где мы сейчас живем, путь неблизкий. Если выезжаю в шесть — проскакиваю, а позже уже попадаю в пробки. Поэтому встаю так рано. Ведь надо подготовить дочь в детский сад, разложить одежду мужу, написать ценные указания, самой собраться на работу.

— Во сколько же вы ложитесь спать?

— На прошлой неделе несколько раз вместе с дочкой Лизкой засыпала в 9.30. А вообще раньше часа ночи не ложусь. Не получается, но спать очень хочется.

— Вы окончили Щепкинское училище с красным дипломом. Легко учеба давалась или бессонными ночами?

— Это мое первое образование. Куда хотела, туда и поступила. Эти четыре года были сложные, но беззаботные. Мы занимались тем, что нравилось, — творчеством. Не было никакой зубрежки. Конечно, основной предмет — актерское мастерство, на него уходили все силы. Какие-то лекции можно было не посещать. Потом, правда, хвосты приходилось сдавать. Но педагоги относились к этому спокойно. Помню, по юриспруденции у нас была молоденькая девушка, практику проходила. Мы с ней договорились и разбирали только то, что нам в будущем пригодилось, например договоры. Студенты театральных вузов — самые счастливые, они занимаются творчеством в свое удовольствие. Не надо учить экономику, высшую математику, физику. Но я это делала следующие три года после окончания Щепкинского.

— Вы говорите сейчас о вашем втором образовании, которое получили в сфере финансов?..

— Мой папа — умный человек, у него пять дипломов. Он заставил меня получить второе образование, и я ему за это безумно благодарна. Если что — запасная работа есть. Меня часто спрашивают: «Вам эти знания пригодились когда-нибудь?» Я отвечаю: «Конечно. Я получаю деньги и знаю, как их потратить. Потом, правда, жалею, что потратила…» Я могу распределять бюджет, но не делаю этого. Папе всегда учеба легко давалась. Ему эти «корочки», видимо, нужны были для карьерного роста. Он даже потом читал лекции за педагога и таким образом защищался. Недавно открываю задачки моей крестницы, она в четвертом классе, и думаю: «Боже, мы такое в седьмом проходили». Звоню папе: «Проблема, не можем решить задачу». Он: «Присылайте». Так что за Лизу я спокойна: когда она пойдет в школу, дедушка будет заниматься с ней математикой, а бабушка — русским и литературой.

Фото: Ксения Андриенко
Фото: Ксения Андриенко

— И никто не удивлялся, что актриса учится в институте, который не имеет никакого отношения к творчеству?

— Никто не знал. Всех спрашивали: «Где вы работаете?» Кто-то отвечал, что в Газпроме, другие — в Минфине. А я — в Театре киноактера. И никто не интересовался, кем именно я работаю. Все думали, что в бухгалтерии. Однажды меня попросили достать билеты на спектакль. Я это сделала. И когда меня увидели на сцене, очень удивились: «А что ты там делаешь? Ты ведь в бухгалтерии работаешь». — «Кто вам сказал? Вообще-то я здесь уже четыре года на сцене. Я актриса». А на госэкзаменах, когда узнали об этом, поставили «четыре».

— Екатерина, расскажите о маме. Кем она работала и чем занимается сейчас?

— В самом центре Таллина был универмаг. Он до сих пор есть. Мама там работала в отделе хрусталя, а папа пришел покупать подарок своей маме на день рождения. Так и познакомились, начали встречаться, поженились. Папа сказал: «Тебе работать не надо. Ты занимаешься детьми и домом». Она работала три года, когда мы жили в Финляндии. А потом переехали в Москву, и мама стала заниматься только семьей. Проверяла уроки. Если бы не она, то мы бы с братом не занимались. Нас воспитывали и кнутом, и пряником — ни в чем не ограничивали, но и никогда не было «я хочу — и все». Я даже подумать такого не могла. Заниматься домом — самая неблагодарная работа, потому что, только уберешь квартиру и приготовишь еду, придут дети и все испачкают. И начинай сначала. Только сейчас это понимаешь, когда сама становишься мамой.

— Сколько вам было лет, когда вы уехали из Таллина?

— Мы не уехали оттуда навсегда. У нас там квартира. Просто папу по службе перевели в Москву. Я бы никуда не хотела уезжать из Таллина. Я люблю этот город. Там тихо и спокойно. Туда можно приехать на неделю — отдохнуть от суеты. Ведь Москва никогда не спит, а там в шесть вечера уже гробовая тишина. На улицах никого. И порой даже страшно. Идешь по тротуару и видишь, что у всех только телевизоры работают. Каждый в своей норке. А в пятницу все уезжают за город. В прошлом году я решила сэкономить, там же море. Мама говорит: «Приезжай, у нас жара. Все купаются, загорают». Мы только вышли из самолета — и увидели, что надвигается черная туча. Утром было +30, а следующие две недели +11. Мы еще сняли апартаменты на берегу моря. Ветер промозглый. Лиза ходила в резиновых сапогах, в куртке и шапке. Подходила к воде и говорила: «Мама, мы вообще будем купаться?» Но только мы уехали, наступила жара…

«Когда я вышла замуж за Андрея, желания сменить фамилию не было. Мне моя нравится. Да и зачем менять шило на мыло — Волкову на Карпову? Андрюха, конечно, переживал…»

— На кого больше похожа Лиза?

— Внешне Елизавета похожа на мужа, а характер — мой. Такая термоядерная смесь. Я была хулиганкой: лазила по деревьям, гонялась за котами, прыгала через забор и гуляла по помойкам. Лиза такая же. И по-моему, лучше такой живой ребенок. Она любит ездить со мной на съемки. Сцена ее привлекает. Ей ничего не надо, только походить, потанцевать на сцене. Помню, во время одного спектакля я оставила ее за кулисами и сказала: «Лиза, оставайся тут. Будешь помогать помощнику режиссера». В какой-то момент я разворачиваюсь, а Лиза стоит одной ногой на сцене с конфетой и кричит: «Мама!» А девчонки держат ее за подол платья и тянут назад.

— У вашей героини Веры из ситкома «Воронины» не складываются отношения со свекровью. А как вы познакомились с мамой Андрея?

— Мы с Андреем заехали к нему — ему надо было переодеться. Он говорит: «Не бойся. Мамы нет дома, она на работе». Открываем дверь — стоят мама и его сестра. Андрей: «Катя, это Оля. Мама, это Катя. Я пошел переодеваться, а вы общайтесь». И вот уже шесть лет общаемся. Как-то легко все произошло. Но живем раздельно. Хотя были ошибки. Пожили с моими родителями. Переругались. Потом переехали к Андрюхиным. Переругались. А потом разъехались, и сейчас у нас замечательные отношения. Чем дальше, тем лучше. (Смеется.)

— Сериал «Воронины» закончился или будет продолжение?

— Мы уже несколько месяцев снимаем продолжение. Снова воссоединились. К осени планируется премьера. Только не могу сказать, когда точно она состоится.

— У вас нет страха, что навсегда можно для всех остаться Верой Ворониной?

— Конечно. Мы все боимся. Тебя приглашают на пробы, а потом узнают про ситком «Воронины» и отвечают: «Нет, нет, нет. До свидания». Только недавно стали вызывать и предлагать что-то новое, а не роли, где нужно играть маму. Меньше чем за месяц у меня слетели пять проектов. И страшно, и обидно. Спрашиваешь себя: «Почему так?!»

— Сами сериалы смотрите?

— Да, сейчас Dexter смотрю. Весь четвертый сезон посмотрела. Мне больше нравится про расчлененку — успокаивает. (Смеется.) Или какой-нибудь телефильм, где нужно думать. Пытаешься угадать, что же будет в конце.

— Впервые на экране я увидела вас в фильме «Приговор». Чем вам лично запомнились съемки в этом фильме?

— Мы с этими ребятами снимались в ситкоме «Агентство «Алиби», и практически все перешли в «Приговор». Нам было настолько комфортно и легко, что не надо было притираться друг к другу. Днем снимались в одном проекте, а ночью «перетекали» в другой, там были ночные съемки. А утром опять на площадку. Никто не понимал, почему мы спим на площадке. И по сегодняшний день мы прекрасно общаемся. Мир наш тесен. Кажется, что здесь много людей, но на самом деле все друг друга знают или скоро узнают. (Улыбается.)

— В нашем кинематографе есть актриса, чье имя тоже Екатерина Волкова. Бывали, наверное, случаи, что вас с ней путали?

— Это происходит и поныне. Только начались съемки «Ворониных», кто-то знал меня, кто-то нет. А другая Катя Волкова родила уже третьего и разошлась с Эдуардом Лимоновым. Мне звонят и говорят: «Катя, здравствуйте, мы хотим взять у вас интервью. Прилетим из Киева и подстроимся под ваш график». Я подумала: «Ничего себе! Вот оно, поперло». «Хотим поговорить о вас и о ваших троих детях». (У меня в кино тоже трое детей, а в реальной жизни еще ни одного не было.) И по поводу вашего развода с Лимоновым». Я говорю: «Вы нас перепутали». И недавно звонят: «Кать, для вас есть идеальная роль. Я не могла найти ваш номер телефона — он поменялся в базе данных». Я говорю: «Он не менялся. Может, вы меня с кем-то путаете? Ведь есть еще одна Екатерина Волкова». Ответ: «Нет, ни с кем я вас не путаю. Другую Катю я терпеть не могу, она такая выскочка». Я попросила прислать сценарий. Читаю и понимаю, что роль явно не моя. Перезваниваю: «Знаете, вы, видимо, все-таки ошиблись и позвонили той Кате, которая выскочка».

— Помните, когда родители впервые пришли на ваш спектакль?

— Это было еще во время учебы. Они приходят на мои спектакли, но только по одному разу. Мама говорит: «Я тебя очень люблю, но на сцене не воспринимаю». Ее позови — раскритикует в пух и прах: «А почему ты вот так киваешь, когда разговариваешь?» Я отвечаю: «Мам, мне так удобно, я не замечаю». «А ты замечай. Это очень бросается в глаза, и меня это раздражает». Зато она по-честному говорит, что ей нравится, а что нет. Она не может ходить по несколько раз, потому что знает, что ей будет неинтересно.

Фото: Ксения Андриенко
Фото: Ксения Андриенко

— Часто, если в семье кто-то романтик, то другой обязательно реалист. Ваш Андрей — романтик. Значит, вы возвращаете его на… твердую землю?

— Нет, мы оба романтики и реалисты. Если я заигрываюсь, Андрей возвращает меня к действительности. Если он — я снимаю его розовые очки. Мы оба творческие люди. А если оба «летаем», то есть друзья, которые вернут в реальность.

— Судя по вашей улыбке и по интервью, вы очень открытый человек. Рискну предположить, что иногда этим пользовались…

— Бывало, предавали… Я, наверное, человек, который наступает на собственные грабли и только так учится. Но у меня есть Андрей или мама — стоит только человеку войти, как они ощущают, хороший или плохой. Я — нет. Для меня все люди замечательные.

Советы от Екатерины Волковой:

✓ Для поднятия настроения мне, например, безотказно помогает что-то сладкое. И тогда я сразу себя чувствую хорошо.

✓ После мытья волос нанесите на них мусс. Слегка подсушите и завяжите узелок на макушке. Походите полчаса, распустите волосы. И получатся легкие естественные кудри. Красиво и без лишних забот.

✓ Прежде чем накрасить реснички, надо их припудрить. Тогда будет эффект длинных и пушистых ресниц.

Беседовала Лиля Садыкова
Стиль: Дарья Турченкова

Подпишись на канал Lisa в Яндекс.Дзен