Desktop [1320] Ipad [990] Tablet [660] Mobile [100%]

Пелагея: «Я разная, как и любой человек»

Яркая, смешливая, искренняя, заводная. Где бы она ни появлялась, жизнь сразу начинает бить ключом. Пелагея не умеет скучать и категорически не позволяет этого делать своим близким. И не близким, кажется, тоже. Во всяком случае, нам с ней было весело, легко и очень интересно.

Пелагея: «Я разная, как и любой человек»

«Лиза»: Мне не дает покоя вопрос: как можно за считаные секунды, сидя спиной к артисту, определить его потенциал? Ведь не только шикарный голос делает человека звездой, это всегда совокупность качеств.

Пелагея: Только интуиция. Бывает ведь по‑разному. Один одарен физиологически: у него гортань устроена так, что звук получается громким, уверенным, красивым. У второго от природы такого диапазона нет, но он отлично чувствует музыку и слово, передает тончайшие нюансы, которые я сама раньше в этой песне не замечала. Совсем волшебно, когда это случается с ребенком, который, казалось бы, еще не пережил ничего близкого тому, о чем поет. Поэтому мне важно сразу к себе прислушаться — «торкнуло» или нет. У меня как на конкурсе, так и в жизни — первое решение обычно самое верное.

Л.: Вы почти всегда подпеваете участникам, кажется, вы знаете буквально все арии и песни на свете!

П.: У меня просто очень хорошая память. И, конечно, му-зыка в моей жизни и в жизни моей семьи присутствует постоянно: я слушаю ее в машине, на работе, на занятиях спортом, дома — моя дочь Таисия живет под детские песенки и классику.

«С детства очень люблю Танцевать. занимаюсь с хореографом. Это классная разрядка! И мужу танцую. И просто для себя»

Л.: Взрослый и детский «Голос» — где вам комфортнее и интереснее?

П.: Когда мне предложили стать наставником в детской версии проекта, я сказала твердое «нет». Ну не представляла я, как все это провернуть с детьми. В первую очередь эмоционально. Но когда все же согласилась, получила огромное удовольствие. У нас необыкновенно крутые и талантливые ребята.

Л.: Это понятно. Но отказывать им, наверное, гораздо сложнее?

П.: На самом деле, дети переживают меньше. У взрослых это не первый и, вполне вероятно, последний шанс. За каждым из них стоит огромная драма, опыт, надежды и разочарования. А дети, конечно, расстраиваются и не стесняются своих слез. Потому что в их возрасте это нормальное переживание. Сначала отчаянно реветь, через десять минут успокаиваться и жить дальше. Для них нет никакой трагедии.

Дарья Златопольская: «Мне не хватает дисциплины»

Л.: Многие упрекают этот проект в своего рода спекуляции на детской милоте. Вы с этим согласны?

Пелагея: «Я разная, как и любой человек»
на Пелагее: костюм ESCADa, туфли mango

П.: Нет. Ошибочно делать ставку на умиление: маленький человек на сцене и это само по себе классно и мимими — не мой подход. Я сама выступаю с раннего детства. И хорошо знаю, как опасно привыкать к восхищению только на том основании, что ты маленького размера. Потом ты вырастаешь. Делаешь вроде бы то же самое, но аплодисментов что-то не слышно. И это очень тяжелый момент. Избежать его можно, только честно работая с раннего детства: думая о результате, а не о производимом эффекте.

Л.: Родители участников разделяют вашу точку зрения?

П.: Я стараюсь минимизировать общение с ними. В проекте мне важен только ребенок. Вот шоу закончится — дальше делайте, что хотите. А здесь мне нужны власть и доверие. Я не стремлюсь объяснять родителям свои действия, переспорить их или что-то доказать. Да это просто невозможно сделать! На нашей «кухне» есть тысячи нюансов, руководствуясь которыми я поступаю именно так, а не иначе. Если мамы и папы этого не понимают и их слишком активное участие в процессе начинает мешать, что ж, тогда мне жаль ребенка. Правда, после рождения дочки я стала понимать их гораздо лучше.

Л.: В смысле?

П.: Родителям сложно, почти невозможно быть объективными. Мой малыш — самый лучший, и точка. Особенно если он действительно талантлив. В этом случае на взрослых лежит огромная ответственность. Тут важно не навредить, направить
в нужное русло, а родители порой просто не знают, что делать со своим юным дарованием. Да и вокруг таких детей всегда слишком много советчиков.

Л.: И что же делать?

П.: Учиться понимать, что нужно ребенку. Конкурсы — и большие, и маленькие — подходят далеко не всем. Лично я почти никогда в них не участвовала, только в одном — дистанционно. Тогда я выиграла, но в жизни ситуация с конкуренцией как способом выражения моих талантов для меня губительна. Я просто не смо-
гу показать что-то действительно стоящее. А есть дети, которые именно в соревнованиях раскрываются максимально ярко. Надо слышать своего ребенка, а не хор голосов вокруг. И, конечно, важно приучить его трудиться. Понимаю, что говорю банальности, но без этого никуда.

Эдгард и Аскольд Запашные: «Мы ничего не делаем напоказ»

Л.: И вы наглядное подтверждение правильности этих слов.

П.: Да, я много училась и продолжаю. Свою профессию я начала осваивать с раннего детства, а теперь это процесс, который, надеюсь, будет длиться всю жизнь. Я занимаюсь любимым делом. Так же, как и мой муж. Ваня (Иван Телегин, хоккеист. — Прим. ред.) тоже привык трудиться с раннего детства, быть усердным и дисциплинированным. Именно поэтому и он, и я добились определенных успехов, и оба не представляем себе другой жизни.

«Наступает возраст, когда помимо домашнего ухода пора подключать косметолога. Что я, собственно, и делаю»

Л.: Чувствую, маленькую Таисию ждет суровая школа.

Пелагея: «Я разная, как и любой человек»
на Пелагее: платье LAROOM, пальто CARACTERE, туфли BALLIN

П.: Ну что вы (улыбается). Конечно, мы будем воспитывать дочку по таким же принципам, но при этом пристально наблюдать за ней. Я уже сейчас чувствую, что Таисия Ивановна в каких-то моментах сложившийся персонаж. Мне бы хотелось прежде всего уважительно относиться к ее развитию, дать ей много возможностей для проявления себя и научить правильно объясняться с миром.

Л.: Правильно — это как?

П.: Понимаете, мы с мамой проводили вместе очень много времени, и она никогда не общалась со мной, как с маленьким несмышленышем. Всегда на равных. Может, поэтому у нас всегда были такие доверительные отношения. До сих пор она для меня неоспоримый авторитет. Конечно, я не моя мама, а Таисия не я, но в деле ее воспитания я возьму такие вещи на вооружение.

Л.: Говорят, что родители талантливых детей должны быть особенно строгими. Ваша мама такая?

П.: Нет. Или дело в том, что я в детстве была идеальной! (Смеется.) Маме со мной в этом смысле очень повезло. Даже в переходном возрасте я не доставляла никаких проблем. Была эдакой тургеневской девушкой, писала стихи и безответно влюблялась. И, конечно, музыкой занималась: со второго класса училась в Новосибирской школе-консерватории. Но, вопреки мнению многих, у меня было отличное детство. Просто я росла среди таких же музыкальных ребят, которые также занимались на инструменте по пять-шесть часов в день.

Мария Порошина: «Быть в форме мне помогают дочки»

Л.: Неужели не хотелось полениться? Не сделать домашнее задание, сказать, что оно готово, и пойти гулять? Так поступают все дети.

Пелагея: «Я разная, как и любой человек»
на Пелагее: платье LAROOM, босоножки MANGO

П.: Самое плохое, что я могла тогда делать, — как раз лениться. Это, кстати, я и сейчас отлично умею. Но обманывать? Никогда такого не было. Я не люблю ложь — не важно, маленькую или глобальную. И очень стараюсь жить по правде.

Л.: Все это видно на шоу. Никаких публичных масок у вас нет?

П.: Понимаете, съемки проходят на протяжении трех дней по 12 часов. Мы сидим, слушаем, встаем, знакомимся, обнимаемся — и так бесконечно. Иногда просто забываешь про включенную камеру. Думаю, что если бы я пыталась что-то из себя строить, то меня бы быстро раскусили. Я такая, какая есть, в данных обстоятельствах. В других ситуациях могу вести себя иначе. Я разная, как и вы, и любой другой человек.

Л.: Вы с мужем оба невероятно загружены. Вам вообще удается побыть вдвоем? Или втроем с дочкой?

П.: Редко. Но мы стараемся строить свои графики так, чтобы свободные дни у нас совпадали. Иногда сбегаем с мужем даже на полтора дня — это все-таки лучше, чем ничего. Последний раз путешествовали на Бали. Очень люблю большую воду, в идеале — океан. Даже разговариваю с ним — перезаряжаюсь, набираюсь энергии.

Л.: Вы редко рассказываете о личной жизни. Почему?

П.: Я вовсе не скрываю свою семью, но мне кажется, что есть такие моменты, которые и друзьям-то странно рассказывать. Я не буду выяснять личные отношения на глазах у всей страны. Мне не очень нравится, когда публичные люди начинают рассказывать всем кругом о своих настоящих или прошлых романах. Ничего хорошего из этого обычно не выходит.

«Украшения мне дарит муж. Каждое связано со значимыми событиями. Самое дорогое — кольцо, подаренное на рождение дочери. Ношу, почти не снимая»

Блиц

► Правильное питание очень важно. Но получается, увы, не всегда. Майонез и колбаса ушли из моей жизни, но другие вредные привычки остались. В детстве все вкусное было нездоровым, поэтому странно ждать, что я резко полюблю спаржу на пару.

► Я ценю традиции и стараюсь следить за последними тенденциями в моде, красоте и искусстве. В ювелирной марке «Адамас» лицом, которой я недавно стала, сочетаются традиции Европы и России, отличное качество и модный дизайн украшений. Я узнала историю марки, увидела, как создаются коллекции, и поняла, что мне будет интересно поработать над таким проектом. В последней коллекции мне особенно нравятся серьги и подвеска в геометричном стиле. Яркие, смелые, но не кричащие — то, что нужно.

► Мне важно научить свою дочку принимать себя такой, какая она есть. Грустно смотреть на отфотошопленные фотографии. Они теперь не только в журналах, но и в инстаграме и других соцсетях. Кажется, что именно к такой идеальной картинке и надо стремиться. А отражение в зеркале, увы, не так безупречно. В результате человек испытывает дикий стресс. Не понимая, что на самом деле он прекрасен.

Стиль: Ирина Миронова. Визаж: Алена Лапина. Волосы: Светлана Алпатова.

Фото: Владимир Широков, ассистент Михаил Вонотков

Подпишись на канал Lisa в Яндекс.Дзен