— Лянка, откуда такое необычное имя?

— Мама, будучи беременной, посмотрела «Табор уходит в небо». Там была в эпизоде девочка по имени Лянка. Маме очень понравилось! Правда, приходится убеждать людей называть меня так, многие смущаются, ведь в русском языке это как Сашка, Машка — не очень корректно. «Уверены, что к вам именно так надо обращаться?» Я отвечаю: «Поверьте, это нормально, но, если хотите, можете называть меня Ляной». Кстати, под этим именем я долгие годы вела программу на телевидении. Редактору показалось, что Лянка — сложно для восприятия. Но, став взрослой, я перестала слушать редакторов. (Смеется.)

— А за границей как вас называют?

— Всему миру известно имя Бянка. Поэтому нет сложностей с произношением моего имени. На земле столько жителей с труднопроизносимыми именами, что мое коротенькое Лянка кажется маленьким и понятным.

— Расскажите о своем доме, пожалуйста.

— Мой дом там, где моя семья. Я работаю в Москве, но, когда работы нет, уезжаю заграницу. Я считаю, что путешествия — едва ли не лучшее в жизни. Это самое лучшее средство от всех недугов. Когда начинаешь зарабатывать, автоматически думаешь, куда деньги вложить. Кто-то покупает машины, шубы, а мы ездим по миру. Я очень люблю Европу и часто там бываю. Пока мне недосягаема Азия, но, думаю, и до нее доберусь. Начну с Японии. Но моя любимая страна по-прежнему Италия. Я, наверное, смогла бы там жить вечно. Помню, когда впервые вышла из самолета в Риме, почему-то почувствовала запах детства и представила, как мы с бабушкой гуляем по Кишиневу…

Я считаю, что мне все-таки везет. Мне всегда встречаются нужные люди и интересные роли. Ну и самое главное, у меня лучший в мире муж.

— Кстати, о детстве — за что вы получили первый гонорар и на что потратили?

— Мне было шесть лет. Я снялась в рекламе, по-моему, йогурта. Ее снимал молодой клипмейкер Юрий Грымов, который потом стал известным режиссером. Было тяжелое время. Кризис в России. Я получила 200 долларов: безумные деньги — месячная зарплата многих людей. И мама, зная, что я мечтаю о Барби, отвела меня в единственный тогда Дом игрушек на Ленинском проспекте: ночь, мы едем в троллейбусе. Фонари не горят. Лишь одна витрина освещена. И большими розовыми буквами написано «БАРБИ». А внутри — рай. Мы купили куклу и домик для нее. И я вынесла первый жизненный урок: если работать, можно осуществить любую мечту.

— Ваша мама — прекрасный человек. В те годы очень трудно приходилось…

— Да, какое-то время мы очень тяжело жили. Даже… существовали. Иногда на съемных квартирах. А когда не было денег, у друзей ютились. С кем-то жить — всегда некомфортно, поэтому старались не пользоваться гостеприимством знакомых и друзей. Именно тот момент становления на ноги для мамы был тяжелым. Она работала на радиостанции ночным диктором. Днем вела программу на телевидении и еще умудрялась переводить книги с французского на русский. Мама в совершенстве владеет этим языком. Она старалась вытащить нас из той ситуации. Еще и я начала работать. Довольно рано поняла свою долю ответственности, поэтому в 6 лет стала вести программу «Тик-так». Я думаю, многим знакома эта ситуация: вы впервые приезжаете в Москву, с малышом на руках, и у вас нет ничего…

— Не страшно ей было с ребенком в незнакомый и негостеприимный город?

— Моя мама, Стелла Ильницкая, смелая и отважная. Она всегда была хозяйкой своей судьбы. Это передалось и мне. Ей все непросто давалось в жизни. Если бы не она, я, наверное, не стала бы актрисой. Мама всегда хотела в Москву. Тем более что здесь учились ее друзья.

Фото: Ксения Андриенко
Фото: Ксения Андриенко

— Сейчас это, наверное, нелепо звучит, но тогда вас не хотели брать на бюджетное отделение ВГИКа, потому что у вас не было московской прописки…

— Меня не хотели брать на бюджетное отделение, куда я поступила без чьей-либо помощи, потому что я поступала под другой фамилией. У меня тогда была мамина фамилия. (Прим. ред.: фамилию отца, молдавского актера Георге Грыу, Лянка взяла позже). И никто не мог даже предположить, что это я. Владимир Грамматиков знал меня, но увидел только на конкурсе. Это был принципиальный момент — поступить в первый год. Я решила: если не поступлю, пойду в другой институт. Но поступила. Однако прописка тогда решала все, и меня отчислили. Юрий Борисович Ильяшевский даже предлагал прописать меня у себя в квартире, но я отказалась. Мы стояли в коридоре, и он спросил меня, что я буду делать дальше. Я ответила: не знаю, но очень хочу учиться. И тогда он решил мою судьбу: «А ты просто приходи на лекции. Слушай, учись». И я просто ходила в институт — вольным слушателем. Ни о чем сегодня не жалею. У меня есть знания, которые мне нужны!

— Получается, вы не закончили ВГИК?

— Нет, у меня нет диплома, потому что официально по всем бумагам я не проходила. Но я там проводила много времени — как вольный слушатель, это даже интереснее, чем обычный студент. К отсутствию диплома спокойно относилась тогда и так же отношусь сейчас.

Когда начинаешь зарабатывать, думаешь, куда вложить деньги. Кто-то машины покупает, кто-то шубы… А мы считаем, что лучшее — путешествовать!

— Это ведь не все трудности, которые жизнь преподнесла вам…

— Вы о первой моей несчастной любви? Да, я тогда дружила с одной компанией, которая вела ночной образ жизни. И влюбилась так, что, когда приходила на очередную тусовку, начинала принюхиваться — не витает ли в воздухе аромат его парфюма. Так маниакально можно любить только в подростковом возрасте. Все это довольно печально закончилось для меня, но… не для него. И я обещала себе больше не любить. Полностью ушла в работу и учебу.

— Может, это должно было случиться, чтобы потом вы стали тем, кем стали?

— Нет, я не думаю, что это было жизненно необходимо. Возможно, без этой истории было бы легче в дальнейшем. Но этот опыт мне помог — я стала по-другому чувствовать роли и сценарии в достаточно юном возрасте. Я считаю, режиссеры не должны снимать драмы, будучи сами еще молодыми, потому что нет жизненного опыта. Бесспорно, имея такое детство и юность, я рано повзрослела. И мне теперь есть что сказать на экране. Как говорил герой Евгения Цыганова в фильме «Оттепель»: «Все в копилочку». Если бы я не была актрисой, тот случай стал бы поводом сходить к психотерапевту. К счастью, я актриса, и эмоции выплескиваю на работе — в кино и театре.

— Как мама отреагировала?

— Моя мама очень деликатный человек. Не расспрашивала меня ни о чем, в душе, разумеется, переживала за меня и радовалась одновременно, что все осталось в прошлом. Тогда жизнь началась для меня заново. С чистого листа.

— Вы долго после этого боялись новых отношений. Когда все-таки поняли, что готовы ответить на чувства Михаила? (Супруг Лянки Грыу — режиссер Михаил Вайнберг.)

— Это именно тот редкий случай, когда об ухаживании речь не шла, потому что мы работали вместе над проектом «Ищу тебя». Романы на площадке для меня были исключены, потому что это очень мешает работе: начинаешь думать о чем-то другом, теряешь концентрацию. И тут появляется человек, который мне интересен. Мы начинаем дружить, общаться. Съемки длились всего две недели, и за этот короткий отрезок времени мы стали хорошими друзьями. Много разговаривали и поняли, что все время были где-то рядом. Когда я вела детскую программу «Тик-так», Миша работал в отделе детских и юношеских программ, делал «До 16 и старше»; в спектакле «Летит» я играла с Мишиными однокурсниками по ГИТИСу; и Миша знал Олега Казанцева, второго мужа моей мамы. Все это было, конечно, прекрасно, но, когда закончились съемки, мы разъехались. Через две недели я поняла, что очень скучаю и думаю об этом человеке очень часто. Когда он вернулся, мы встретились в кафе. Я помню, увидела его за столиком, побежала к нему, он вскочил. Мы долго стояли, обнявшись, и с тех пор не расставались. Через три месяца Миша сделал мне предложение.

Мой муж отлично знает, как на меня можно воздействовать, чтобы вытащить на съемке то, что нужно. Я ему доверяю целиком и полностью.

— После «Ищу тебя» (говорящее название!) вы еще работали вместе на двух проектах. Не мешают больше чувства на съемочной площадке?

— Миша — режиссер, я — актриса. Все сантименты мы оставляем за пределами работы. Я очень не люблю, когда мне ставят стул рядом с режиссером и говорят, чтобы я посидела и отдохнула. Нет, я пойду в грим-вагончик, потому что все актеры сидят там. Не люблю демонстрировать отношения на людях, поэтому мы не будем при всех обниматься и целоваться. Миша прекрасно знает, как на меня воздействовать, чтобы вытащить как из актрисы то, что нужно. Я ему полностью доверяю.

Фото: Ксения Андриенко
Фото: Ксения Андриенко

— Бывает у вас чувство, что вас утвердят на ту или иную роль или, наоборот, отдадут роль другой актрисе?

— У меня практически всегда есть это чувство. Когда есть понимание, что режиссеру нравится, что я делаю. Иногда режиссеры напрямую говорят: «Твои пробы мне нравятся больше всех, ты должна играть эту роль». Очень часто мы приходим к пониманию, что можем и хотим работать вместе дальше. Но это не всегда имеет ключевое значение. В конечном итоге все решают продюсеры и канал. Иногда эти люди даже не смотрят пробы, а утверждают ту или иную кандидатуру, потому что так им выгодно или интереснее. Когда эта фамилия моя — мне нравится, а когда нет — не очень. Это русская рулетка: повезет — не повезет. Чтобы с ума не сойти, надо постоянно быть занятым какой-то работой. С эмоциональной точки зрения работа актера очень сложная. И сохранить в ней уверенность в себе — ох как непросто. Когда тебе отказывают, думаешь и взвешиваешь — это я плохая актриса или им что-то другое надо? Но при этом, знаете ли, я считаю себя везунчиком. Мне как-то удивительным образом встречаются нужные люди и интересные роли.

— Расскажите о вашем сыне Максиме.

— Он очень аккуратный и вежливый мальчик. Любит кататься на машине и смотреть в окно. Очень самостоятельный ребенок для своих 4 лет. Максим довольно мало смотрит телевизор — я разрешаю максимум один час день. Он очень нежный мальчик. Иногда смотрит мультфильм, а потом зовет меня. Я спрашиваю: «Что случилось?» А он сядет около меня, возьмет за руку, молчит и продолжает смотреть на экран. Я понимаю, что ничего он не хотел, только побыть со мной. До трех лет Максим совсем не говорил, а потом резко и на двух языках. Очень хорошо, что у него нет акцента, когда он изъясняется по-английски. Я даже прошу его повторить несколько раз одно и то же слово: наслаждаюсь, настолько у него правильное произношение.

— Мама помогает вам в его воспитании?

— Конечно, мама помогает, ведь бывает, что я работаю шесть дней в неделю по 16 часов и мне нужна чья-то помощь. Иногда мама у нас живет, иногда к себе Максима забирает. Но мы с Мишей считаем, что для ребенка важны родители, и стараемся как можно больше времени проводить вместе.

— И напоследок. Как у вас дома распределяются обязанности?

— Мы с Мишей делим обязанности пополам. Пожарить котлеты для него, например, не проблема. Я даже удивилась, когда узнала об этом. Сначала я делала фарш, а он жарил, а сейчас уже и сам научился его делать. И поверьте, это лишь крохотное из его бесчисленных достоинств. У меня самый лучший муж на свете!

Советует актриса Лянка Грыу:

Какой бы долгой и увлекательной ни была вечеринка, сделайте все, чтобы проснуться в собственной спальне.

Между печеньем и яблоком выбирайте… стакан воды.

Путешествуйте при каждой возможности. Новые впечатления — единственный способ набраться опыта не старея.

Прежде чем оценивать ситуацию, задайте себе вопрос: «А мое ли это дело?» Чтобы сберечь силы, нервы и хорошее настроение.

Текст: Лиля Садыкова. Визаж и прическа: Татьяна Волкова. Стиль: Дарья Турченкова.

Подпишись на канал Lisa в Яндекс.Дзен