Полтора года назад Дильбар Файзиева стала лицом первого канала. Но отнюдь не имя открыло юной телеведущей из ташкента путь на главный телеканал страны. Ум, трудолюбие и целеустремленность — вот главные двигатели успеха этой хрупкой девушки

— Дильбар, если смотреть программу «Доброе утро» с закрытыми глазами, вас можно узнать по звонкому смеху. В жизни вы такая же?

— Да. Не могу долго дуться. Быстро забываю, на что обиделась и на кого. Наверное, в какие-то моменты нужно быть серьезнее и строже, но у меня не получается. Недавно ехала в такси, водитель была женщина. Она говорит: «Мне так знаком ваш голос. Где-то я его уже слышала». Я отвечаю: «Может, в эфире? Вы во сколько встаете? «Доброе утро» смотрите? Она: «В пять утра. Точно! Я узнала вас по смеху». (Смеется.)

— Вы выросли в солнечном Ташкенте. Поэтому, наверное, и сами излучаете свет! Какие традиции чтят в вашей семье?

— Их очень много. Сколько себя помню, к нам часто приходили гости. У нас была большая семья: я, два брата, мама, папа и бабушка с дедушкой. Мы жили в собственном доме. Самые любимые воспоминания детства — дом с большим садом, в котором росли посаженные дедушкой черешни, виноград, инжир, хурма, груши, яблони. Круглый год можно было что-то съесть из собственного сада. У нас и сейчас бывают гости, но бабушки и дедушки с нами уже давно нет. Я самый младший ребенок в семье — появилась на свет, когда родители были уже достаточно взрослые. И для меня большое счастье, что я застала бабушку и дедушку.

— Гостеприимство — национальная черта?

— Да, прежде чем вести беседы, мы должны накормить и напоить гостя. Вы просто не можете принять человека по-другому, потому что к вам приходят в основном свои — родные и близкие. Даже есть такая поговорка, что к гостю нужно проявлять в два раза больше заботы, чем к отцу. Я, конечно, не согласна, не до конца понимаю, но, наверное, в этом и проявляется гостеприимство узбеков. (Смеется.)

Дильбар Файзиева в красном

— Прочитала шутку, что из прокисшего молока узбеки делают катык (кисломолочный продукт). Если прокиснет катык — сюзьму. А потом ее сушат и получают курт. Но в каждой шутки есть доля правды…

(Смеется.) У нас не принято выбрасывать еду. У многих в Узбекистане есть свое хозяйство. И люди находят массу способов что-то сделать из оставшихся продуктов. Я очень люблю курт — конечный продукт в этой цепочке. Из него уже ничего нельзя сделать. (Смеется.) Это такие соленые кисломолочные шарики. Очень вкусно!

— А готовите сами блюда национальной кухни?

— Четыре года назад я стала вегетарианкой, поэтому ничего не готовлю из мяса. А узбекская кухня очень богата на мясные блюда. Я придумываю свои рецепты. Очень люблю чучвару — жареные пельмени с зеленью или картошкой. Они как чебуреки, но меньше размером. Многие мои друзья — вегетарианцы или сыроеды. К сыроедению я пока не готова. Но стала понимать, что особо не хочу мяса. Да и мясоедом я никогда не была. Так и исключила его из рациона. И заметила, что все вегетарианцы, как травоядные, постепенно становятся спокойными. (Смеется.)

— Как в вашей семье относятся к браку? Если ваш избранник будет другой культуры?

— Много споров на эту тему. Родители, может, и хотят видеть рядом со мной представителя нашей культуры, но я знаю точно: не найду общего языка с восточным мужчиной. Я требовательна и чувствительна, а мужчины Востока несколько эгоистичны. Ревнивы. Иногда это вредит отношениям. Женщинам может быть больно от их поступков. Надеюсь, папа не обидится. (Смеется.) Он — другой: учился в музыкальной школе, потом в консерватории. Он, конечно, восточный и очень жесткий в принятии решений, но музыкант есть музыкант. Душа тонкая.

Я все-таки требовательная и очень чувствительная. Боюсь, с ревнивым восточным мужчиной мы вряд ли сойдемся характерами

— На Востоке иметь много детей — норма.

— Нас в семье трое, и не считается, что мы многодетные. Хотя сейчас в большинстве семей в Ташкенте либо один ребенок, либо два. Когда мы росли, то у всех было по трое, четверо или пятеро. Да и у моей тети — пятеро. У другой — трое. У обоих братьев по два ребенка. Вот такая большая узбекская семья!

— Как складываются отношения с братьями?

— Очень сложно. Я не терплю несправедливости и всегда начинаю ругаться, когда слышу фразу: «Женщина, молчи!» (Смеется.) И у нас начинаются споры. Я всегда была какой-то белой вороной. Может, западным людям я кажусь мягкой и скромной, но в глазах наших я бунтарка.

— О детях задумываетесь? У вас их будет много?

— Пока не планирую. Но хочу двоих. Максимум. Подумаю об этом завтра, сегодня — страшно. (Смеется.)

— Почему?

— Боюсь выпасть из жизни. Меня все время посещают такие мысли: «Господи, если стану мамой, то все внимание нужно посвящать ребенку…» Хотя есть много примеров, когда женщина успевает и карьеру строить, и детей растить. А я пока боюсь.

— Раз мы затронули тему карьеры, то вспомните, пожалуйста, когда впервые попали на телевидение.

— Все началось с радио! Мне было 16 лет, когда я уговорила маму своей школьной подруги взять меня с собой на работу, она была радиоведущей. Все очень понравилось, мы даже записали мой голос. А когда мне предложили вести детскую рубрику, я была на седьмом небе от счастья. Меня очень зацепила работа с микрофоном и работа для эфира. Потом я поступила на журфак,подошла к преподавательнице и поинтересовалась, нет ли у нее возможности организовать мне практику на телевидении. (Смеется.) Оказалось, есть. Сначала я ходила как стажер. Может, даже мешала кому-то. Потом уже начала сама писать тексты к сюжетам и ездить на съемки.

Дильбар Файзиева в белом

— А как вы попали в Москву?

— Прошло почти шесть лет. Я отправляла письма в разные редакции — хотела взглянуть на российское телевидение изнутри. Искала стажировки. На одно из писем ответил генеральный продюсер ДИП «Вести» телеканала «Россия−1»: «Приезжайте. Мы готовы все показать и рассказать». И тут у меня шок: «В смысле? Просто взять и приехать?» Он оставил контакты: «Как прилетите, позвоните. Адрес найдете на официальном сайте». Только через несколько дней я осознала — это не чья-то шутка, действительно можно ехать.

— И строгий папа так легко отпустил вас в другую страну?

— Папа относился ко мне со всей строгостью, пока я была маленькой. До 15 лет мне нельзя было выйти на улицу после семи вечера. Со временем, конечно, родители поняли, что я могу за себя постоять, и стали относиться ко мне более лояльно. А когда встал вопрос о поездке, папа не переживал, потому что в Москве у нас много друзей. Единственное, что сказал: «Я уверен, российская столица тебя затянет». Он уже тогда знал, что все получится! Я приехала. Мне все показали, рассказали. Я даже сделала несколько репортажей для «Вестей». Поступали предложения остаться, но мне нужно было вернуться в Ташкент, так как я оканчивала магистратуру.

— Когда же вы переехали в Москву совсем?

— Защитила диссертацию. Потом на сайте журфака МГУ увидела, что идет набор на международную магистерскую программу. И подумала: «Снова?! Ну ладно…» Все-таки уровень МГУ выше ташкентского. Там набирали студентов из всех стран СНГ — по одному из каждой — на курс «Цифровые медиа в межкультурных коммуникациях». Это очень важно — с помощью медиа можно как наладить отношения между народами, так и подпортить их. В итоге получилась очень интересная работа. Мой научный руководитель хотел, чтобы мы продолжили сотрудничество, но уже в другом направлении. Так как я работаю сейчас в программе «Доброе утро», хочу изучить влияние имиджа ведущих на популярность передачи.

— Вот мы и подошли к вопросу о программе «Доброе утро»…

— До этого я работала в «РИА Новости», потом была ведущей новостей на телеканале «Мир». Устала немного от новостного формата и решила поменять направление. И тут вижу, что на Первом разместили объявление: «В утреннюю программу требуется ведущий-мужчина». Но там была маленькая ремарка: «Талантливым девушкам сделаем исключение». Я подумала: «Значит, можно пробовать». Вскоре получила ответ. Пригласили на пробную запись и потом сказали, как всегда: «Мы позвоним». Неделя прошла, месяц, год… (Смеется.) Когда я уже оканчивала магистратуру, раздался звонок: «Помните, вы когда-то у нас были?» Ну вот…

— Получается, ваша телекарьера зависела только от вас?

— Конечно, никто ж не ждет с распростертыми объятиями. Было сложно прийти в редакцию и сказать: «Меня зовут ДИЛЬ-БАР ФАЙ-ЗИ-Е-ВА по слогам. Я журналист». И первый вопрос: «Вы откуда?» Со временем люди понимают, конечно, что русский — мой родной язык, но каждый раз приходится доказывать.

— Сами смотрите телевизор? Какие передачи?

— Редко. Если удается, то это чемпионаты — например, по фигурному катанию. Люблю фильмы. И мне интересен жанр интервью. Смотрю программы известных западных журналистов. Иногда практикуюсь в рамках своей передачи. Хорошо, что есть такая возможность. Тут очень важно уметь слушать! Первоклассным журналистом и интервьюером можно стать только тогда, когда действительно интересуешься собеседником. И хочешь получить ответы на вопросы, а не знаешь их заранее. (Смеется.)

— Дильбар, чье мнение для вас важно?

— Родителей, конечно. Особенно папино. Раньше он много критиковал меня: «Тебя слишком сильно красят». Он объективный и всегда говорит правду. Папа знает, что мне неприятно слышать отрицательные отзывы о моем внешнем виде, но понимает: если он не скажет, никто другой этого не сделает. Папа просыпает рано, в 5–6 утра, и, соответственно, попадает на нашу программу. Мама — более спокойный человек. Она знает, я вспыльчивая, и старается мягче донести свою мысль, нежели папа. (Смеется.)

Их не так много, но они есть — люди из Узбекистана, которые добились успеха в Москве. Актер Рустам Сагдуллаев, сыгравший Ромео в фильме «В бой идут одни «старики». Фархат Махмудов, прославившийся после «Бригады». Фарух Закиров, руководитель ансамбля «Ялла»…

Очень приятно осознавать, что я тоже из Ташкента. Что меня ставят на одну планку с такими талантливыми людьми. Но это и ответственность. Надо удержаться и двигаться дальше. К нам на программу приезжал Рустам Сагдуллаев. Это было интервью, посвященное 70-летию Победы. К сожалению, был не мой эфир, я расстроилась, что не встретились.

— Расскажите про ваше увлечение бирманским боксом. Почему хрупкая девушка решила заняться таким спортом?

— Бокс в моей жизни появился, когда было много работы и учебы. Новости, конечно, проходят, но эмоциональное напряжение остается. Чтобы дать голове отдохнуть, нужен спорт. У меня есть друзья, которые занимаются бирманским боксом. Правда, это очень крупные ребята, чемпионы России. Мне стало интересно, ведь бирманский бокс — целая философия, как и все восточные единоборства. Когда я впервые вышла на ринг и попробовала применить несколько приемов, то почувствовала: система работает. Сейчас я сумею дать сдачи. По моему виду, конечно, никто так не подумает. (Смеется.)

— Чем вы еще интересуетесь?

— В последнее время начала писать картины. Правда, пока еще не готова показывать их, но надеюсь, что смогу это сделать, когда соберу коллекцию. Я не ходила ни на какие курсы. Изучаю технику по книгам и сейчас пробую писать маслом на холсте. Визуализирую свое мироощущение. Обязательно приглашу вас на вернисаж готовых работ. (Смеется.)

— Как сделать утро бодрым?

— Есть один секрет! Очень важно, когда проснулись, написать несколько строк. Или лучше… три страницы. Все, что приходит в голову. Например, что вы хотите спать. Неосознанно вы оставите на бумаге весь ваш негатив и начнете день с хорошим настроением. И он будет удачным! Я сама так делаю. Правда, иногда ленюсь писать, и тогда все валится из рук, я несобранная весь день. Так что не пренебрегайте моим опытом.

Дильбар советует:

Самое главное — прислушивайтесь к своему сердцу и верьте ему.

Если вы знаете, что вам надо, даже если все вокруг говорят обратное, действуйте! Все решения, которые я принимала уединившись, оказались верны. И никогда не вините себя, если когда-то поступили не так. Я считаю, что каждый человек поступал так, как он мог в то время. Слушайте себя! Верьте в себя.

Текст: Лиля Садыкова. Фото: Ксения Андриенко. Стиль: Дарья Турченкова
Вас может заинтересовать