Порой даже герои Устиновой действуют самостоятельно, выходя из-под контроля автора… Ждите неожиданного! Именно так называется и новый роман автора. Так чего же ждать?

«Я не обладаю даром предчувствия, хотя, когда читаю свои тексты десятилетней давности, удивляюсь, что, оказывается, я это знала», — говорит моя собеседница.

— Я не предчувствовала разрыв с мужем, я его написала. Написала роман «Развод и девичья фамилия», и случился развод (после которого супруги помирились и вновь стали семьей. — Ред.). Но когда я писала, я не имела в виду себя и мужа. Просто герой был похож на него…»

— А в судьбу, Татьяна, вы верите?

— Да. Но мы в силах изменить что-то. В некотором отношении я фаталист. Нельзя не встретиться с человеком, с которым ты должен был встретиться. Нельзя не стать великим художником, если ты родился великим художником. Нельзя получить вместо ЭТОГО ребенка ДРУГОГО.

— Вы верите в нумерологию, в гороскопы?

— Я очень люблю читать глянец. Всегда, когда мы куда-то едем, например, на поезде на встречу с читателями, покупаю кипу журналов, все их прочитываю, потом сестре Инне проедаю плешь всякими светскими новостями: Брэд Питт кричал в самолете на детей, и Анджелина Джоли подала на него в суд. Это меня все страшно занимает и гороскопы тоже. Например, какой-то император был по гороскопу Овен, поэтому приключилось то-то и то-то. И про себя, то есть про Тельца, очень люблю читать.

— Ну и как, есть совпадения?

— Знаете, я, наверное, очень упертая, это есть у Тельцов. Достаточно трудолюбивая. Очень ревнивая, ревную всех ко всем. Все, что моя собственность, — это моя собственность, и она не может никуда от меня деться. И дети, и муж, и мое пианино. Несмотря на то, что я легко даю деньги в долг.

— Пианино железно никуда не уйдет, а дети вырастут и выпорхнут из-под вашего крыла. Это тоже вызывает ревность?

— Конечно. Миша уже взрослый. У него есть просмотренные без меня фильмы, усвоенные без меня словечки. Я не думаю, что старший сын все мне говорит, но в общем у нас абсолютно доверительные отношения. И с племянницей, и с младшим сыном. Хотя Тима совсем другой по характеру, очень сдержанный, это не душа нараспашку, но я все равно стараюсь выпытывать, выманивать. А как же иначе!

Устинова с мужем и сыновьями— В ком из сыновей вы видите себя?

— В старшем. Маленький больше похож даже не на папу (хотя упрям в отца), а на брата папы. Постоянно думающий о чем-то, о чем мы не понимаем (улыбается).

— Миша родился в 91-м, первая книга вышла в 1999-м. 9 — это ваше счастливое число?

— Мне больше нравится число 7. Если сложить три девятки, все равно получится 27, опять семерка…

«И тогда приходится придумывать убийцу…»

— Ваша новая книжка заинтриговала названием «Ждите неожиданного». Это ваш девиз — ждать сюрпризов?

— Нет, не могу так сказать. Я стараюсь ничего не ждать. Хотя бы потому, что мне уже 48 лет и я начиталась всяких умных авторов. Я изо всех сил стараюсь жить здесь и сейчас, не скорбя по прошлому и не призывая будущего. Когда оно придет, тогда мы посмотрим, что оно с собой принесет. Тогда как в романе случается что-то неожиданное со всеми героями. Девушка думает, что это ее последнее путешествие, а оказывается, что все только начинается. Бабуся думает, что это настоящие драгоценности, а они поддельные. Одна из героинь думает, что у нее все кончено с мужем, оказывается — нет.

Книга Устиновой— Вы считаете, что строить планы на будущее — рассмешить бога?

— Ближайшее будущее без планирования невозможно. Завтра при полном благополучии (это словосочетание всегда добавляла врач, друг нашей семьи) я буду дома, а потом мы пойдем гулять в парк с собаками… Но строить планы на год я уже не рискую.

— Сегодня у вас при полном благополучии уже, наверное, есть задумка новой книги?

— Конечно, она уже пишется. Уже написалось 48 страниц. И там уже трех моих мужичков-героев повели на экскурсию. Один злоупотребил и мается. Он отбежал в магазинчик, подзывает двух остальных героев и говорит: «Выручайте, мужики. Выручайте». Именно сейчас они на скамейке закусывают водку солеными огурцами в налипших укропных семечках. И мне прямо туда к ним сейчас хочется! Невозможное дело как хочется! (Смеется.)

— Вы копите материал, и наступает момент, когда к вам прилетает муза и усаживает за письменный стол?

— Абсолютно точно. Летает и подталкивает: садись. И самые хорошие, счастливые тексты — это очень короткое состояние, когда ты пишешь, просто не помня себя. В любой книге такие места есть. Муза то прилетит, то отлетит. Но в это благословенное время нельзя отвечать на звонки, давать интервью, отвлекаться…

— Ваши герои имеют реальных прототипов. А бывает, что, «оживая» на страницах ваших книг, они могут показать свой характер и, например, взбунтоваться?

— Сплошь и рядом. Причем я была убеждена, что так бывает только у больших авторов. Например, у Льва Толстого, который не знал, как избавиться от Андрея Болконского, и придумал ему совершенно героическую смерть. Но мои герои в самый ответственный момент вдруг начинают делать то, что им заблагорассудится.

Например, я приготовила герою в книжке «С небес на землю» прекрасную героиню. И в это время он пошел задать вопросы какой-то Мане Поливановой, детективному автору. И только открыл двери и увидел ее, он, а вернее, я поняла, что герой отсюда никуда не пойдет. Роман с другой не состоится, он останется с этой Маней Поливановой.

Или по замыслу мой герой злодей, а он говорит, что никакой он не злодей, он размазня, он не может никого убить. И тогда приходится придумывать убийцу.

— В ваших книгах есть какие-то личные моменты?

— О том, что случается с близкими, детьми, родителями, не пишу никогда — это табу. Все сбылось, что я написала. Можно написать себе судьбу. А вот то, что происходит в окружении, со знакомыми, подчас с друзьями, — все идет в дело. Недавно прочла у Агаты Кристи, что каждая женщина начинает жить только лет в 45. До этого она страшно занята. Это и любовь, и взаимоотношения, думы, как вырастить детей, и так далее. В 45 включается голова, и женщина начинает соображать. Я, конечно, с ней согласна.

— Ваши произведения печатаются огромными тиражами, а что можно сказать о самых больших вехах в вашей жизни как женщины?

— Рождение детей. И мне кажется, что, когда я вышла замуж за Женю, это была первая крупная победа на моем пути. Потому что вся дальнейшая жизнь оказалась такой полноценной. Просто я знаю, что если люди должны встретиться, они встретятся. Я иногда думаю: вот вышла бы я замуж за парня, в которого была безумно влюблена… И не пошла бы от безысходности за Женю… Вот был бы анекдот (улыбается). Это сколько было бы угроблено времени на ненужные вещи! Поэтому так важно, что я вышла замуж именно за Женю (улыбается).

Текст: Ирина Рудакова; Фото: Igor Primak/Russian Look, PR

Подпишись на канал Lisa в Яндекс.Дзен