«Лиза»: Ваша героиня в сериале СТС «Отель Элеон» привыкла брать свое, несмотря ни на что. Насколько вы ее оправдываете для себя?

Елена: Я в принципе не могу назвать ее вероломной злодейкой, просто она человек очень жадный до жизни: ей хочется все познать, потрогать, пощупать. Она как ребенок: блестит, красивое — должно стать моим, перестало блестеть — спасибо, война окончена. Если уж быть до конца честными, ни в «Кухне», ни в «Отеле Элеон» Элеонора ни разу не совершила отвратительных поступков и не выглядела гадкой и мелкой пакостницей. Если играла, то по-крупному. Просто она уверена, что все только и ждут, когда Элеонора их возьмет (улыбается). И в этом случае она снисходит и осчастливливает того, кого берет, даже если это на время. Но она ничего не делает, чтобы кому-то сделать больно, нет. Моя героиня просто хочет быть счастливой и считает, что делает счастливым человека рядом с собой. При этом она очень переживает и, наверное, внутренне разочаровывается, но быстро находит утешение, потому что это Элеонора.

Л.: Вам как актрисе не нужно было выступать адвокатом своей роли?

Е.: Здесь некого защищать. Элеонора смешная, бывает нелепой, иногда ее «заносит» очень далеко, но это, скорее, вызывает улыбку, иногда даже жалость, но не чувство стыда. Зачастую я думаю: господи, бедная, опять вляпалась. Но в итоге все заканчивается хорошо. Она молодец! (Улыбается.)

Елена Ксенофонтова: «Я очень люблю дарить подарки»
На съемочной площадке сериала «Отель Элеон»

Л.: Дети не подмечают, что иногда в вас может заговорить Элеонора?

Е.: Есть такое. Когда я начинаю воспитывать, Соня отвечает: «Ты сейчас сказала как Элеонора Андреевна». Я говорю: «Так, стоп. Это Элеонора Андреевна сказала как я», а мне: «Нет, ты так с нами не разговариваешь». Но, конечно, дочка с сыном больше шутят на эту тему. Соня даже представляется: «Я — дочь Элеоноры Андреевны». И неважно, что это выдуманный персонаж.

Актриса Елена Ксенофонтова наслаждается «возрастом счастья»

Л.: Элеонора обожает находиться в центре внимания. А вы как-то сказали, что это не про вас.

Е.: Все верно. Я — человек совершенно домашний, а дом — моя крепость. В жизни я больше волк-одиночка. Люблю, когда все тихо, спокойно и минимальный ажиотаж вокруг меня. Другой вопрос, что жизнь порой диктует совершенно иные обстоятельства и правила.

Л.: Вы интроверт?

Е.: Отнюдь. Просто считаю, что личная жизнь на то и личная, что должна оставаться в отдельной коробочке, где ей уютно и куда нет возможности проникнуть кому-то извне. Конечно, я человек публичный, и было бы странно, если бы мне не нравились внимание и восторженные взгляды. Безус­ловно, я в меру, но все-таки честолюбива, правда, в отличие от Элеоноры, у меня нет абсолютной убежденности, что все должны мной восхищаться. Понимаете, Элеонора уверена, что как только она входит в отель, даже еще не входит, но уже запах ее духов должен у всех вызывать восторг. И когда она вслед за этим «облаком» вплывает, то все либо заранее штабелями ложатся, либо вот-вот это произойдет. У меня такого ощущения нет.

Л.: Как проходит идеальный день?

Е.: Сон — мой идеальный день, но это такая редкость. Я очень люблю проводить время с детьми. Люблю выезжать за границу, но в последние полтора года мне это практически не удавалось. Конечно, больше из-за семейных обстоятельств, но и работы было много.

Где отдыхают звезды: 5 мест, где можно их встретить (фото)

Л.: А как вы любите проводить время с сыном и дочкой?

Е.: Недавно мы праздновали день рождения Тимы, решили полетать в аэротрубе. И когда я видела, что сын, дочь, их друзья — все в полном восторге, для меня это было большим счастьем. Во-первых, мои дети были довольны, а во-вторых, я просто очень люблю дарить подарки и люблю, когда эти подарки нравятся.

Л.: И что вы подарили?

Е.: Двухподвесный велосипед, предыдущий, к сожалению, украли. Считаю, что у молодого человека должен быть велосипед. Тима много ездит — бывает, по 25 километров в день.

Л.: А Соня, кажется, не прочь блеснуть в кино?

Е.: Конечно, но она не осознает всего, что за этим стоит: это тяжелейший труд, а для детей тяжелей вдвойне. Во-первых, это забирает кучу времени, а во-вторых, формируется ненормальный снобизм. А в детях-актерах нередко эксплуатируется не талант и уж тем более не мастерство, а обаяние. И как только оно уходит, ребенок становится не интересен. И я почти не знаю примеров, когда, успешно снимаясь в детстве, повзрослев, актеры строят удачную карьеру.

Л.: И все-таки удачные примеры есть?

Е.: Скажем, Ваня Добронравов. Я помню нашу совместную картину «Тайга. Курс выживания»: ему было всего восемь лет, но он уже был гиперпрофессионалом. Я иногда забывала, что он еще ребенок. Ваня вырос в хорошего артиста и продолжает сниматься. Насколько будет благосклонна к нему судьба дальше, не знаю, но я буду только рада его успехам. Ведь на самом деле актерская профессия страшно выматывает. Это вечное ожидание: покажут ли на тебя пальцем, выберут ли, и неважно, в каком ты сейчас статусе. Мне кажется, что это испытание не для детской психики, не всякий взрослый-то выдерживает. Но если судьбе угодно и дочка станет актрисой, хорошо, а пока есть возможность, постараюсь как можно дольше оттянуть этот момент.

На самом деле актерская профессия страшно выматывает. Это вечное ожидание: покажут ли на тебя пальцем, выберут ли…

Л.: Говорят, есть такая формула счастья: любимая работа, путешествия и любовь. А для вас?

Е.: Рецепт счастья для меня — это возможность строить планы на будущее. Даже если сегодня грустно и серо, но у меня есть внутренняя убежденность, что завтра я могу себе позволить что-то интересное, это делает меня счастливой. Что не совсем правильно, потому что, конечно, жить нужно сегодня. Меня делают счастливой какие-то маленькие радости. Сходила на хороший спектакль — радуюсь. Я счастлива, что есть талантливые люди, что я сопричастна к ним, что провела фантастический вечер. Прочитала классную книгу — думаю об этой истории несколько дней, и это тоже счастье.

Как стать счастливой: 12 девизов будущей оптимистки

Знаете, бывает, в жизни вроде бы и любовь присутствует, и возможность путешествовать есть, и работа есть, а чего-то не хватает. Мы все ненасытны. Счастье — единица не просто не постоянная, это мгновение, как вспышка, как падающая звезда. Насколько мы способны поймать, вдохнуть, порадоваться, это уже от нас самих зависит. Меня многое делает счастливой. Просто иногда я не позволяю себе это увидеть — от усталости, от чувства несправедливости, от какой-то боли, долго сидящей во мне. Я еще так устроена, долго не отпускаю ситуацию, не обрубаю шлейфы, которые волочатся за мной, как консервные банки за свадебной машиной: гремят, напоминают мне о том, о сем. Наверное, когда я обрету способность безжалостно отрезать лишнее, стану еще счастливее. Но вообще я счастливый человек, у меня все хорошо (улыбается).

Л.: В это трудно поверить с учетом последних событий в вашей жизни…

Е.: В наших бедах виноваты мы сами. Мне не за что и некого прощать. Даже скажу больше: как бы это болезненно ни было то, что происходит, в результате я даже чувствую себя счастливой: все попытки близкого человека убедить меня, что я никому не нужна, разбились о внимание и поддержку людей, которые сейчас мне пишут и звонят. Мои дети со мной, они в меня верят, и они счастливы. Я продолжаю работать, я неплохо выгляжу — в результате все в порядке. У меня есть две фразы, которые мне очень нравятся: весна неизбежна, и шесть часов вечера обязательно наступят. Когда у меня заседание суда начинается в 10:00, я знаю, что в 18:00 все уже закончится…

Фото: пресс-служба СТС

Подпишись на канал Lisa в Яндекс.Дзен