Юрий Стоянов: «Я считаю, что «Городок» продлил Илье жизнь»
«Мы не два гениальных актера. Мы были гениальной парой», — признается Юрий Стоянов

Через какие разочарования и препятствия пришлось пройти Стоянову и Олейникову, прежде чем стать любимцами огромной страны? Об этом и том, как обычный советский школьник мог удостоиться письма из всесоюзной газеты, для чего, отправляясь на гастроли в Японию, актеры брали с собой пятнадцатикопеечные монеты, что может заставить Деда Мороза заплакать после новогодней елки и какое отношение к созданию всенародно любимой программы «Городок» имел всемогущественный КГБ, — в новой автобиографической книге Стоянова «Игра в городки», которая выходит в издательстве «Эксмо». Представляем фрагменты исповеди Юрия Стоянова.

«Вопрос, конечно, интересный…»

— Ты и правда сын Стржельчика? — спросил, запинаясь и смешно подмигивая Илья Олейников. Ходила по Питеру такая сплетня, а я не разочаровывал. Но в этот раз почему-то сказал правду: «Нет, я сын Николая Второго». Илья уже был известным, а обо мне могли сказать лишь то, что я служу в лучшем питерском театре. Украшал ли я театр, не знаю. Вряд ли. А эстрадника Олейникова вместе с партнером Ромой Казаковым не реже двух раз в год показывали по телевизору. Фразу «Вопрос, конечно, интересный…» из их скетчей помнят и по сей день. Эстраду мой высокий художественный вкус, подпитываемый спектаклями БДТ и театральными традициями, не мог принять априори. «Не приведи господи когда-нибудь вот в таком выйти на сцену», — сказал я себе, когда пришел на представление в Театр эстрады. Не прошло и трех лет, как это стало моей работой. Никогда не зарекайся не только от сумы и тюрьмы, но и от эстрадных концертов…

Юрий Стоянов: «Я считаю, что «Городок» продлил Илье жизнь»
Театр — неотъемлемая часть творческой жизни Юрия Стоянова (с Ириной Пеговой)

Для первого съемочного дня программы «Адамово яблоко», где мы появились с Ильей в рубрике «Анекдоты», мы принесли костюмы из дома, что-то я притащил из театра и взял с собой Тиля — мою собаку. Мы придумали, что в заставке будут бежать два человека, за которыми с лаем гонится пес. В анекдоте, где я играл прапорщика Пилипчука, а Илюха — генерала, решили, что мне непременно нужны усы. Клок черной шерсти отрезали у Тиля, три капли клея «Момент», и усы готовы. Как мы их потом отдирали — отдельная история. Скажу только, что до кровавой раны…

Первый выпуск «Городка» не могу смотреть по сей день. Это полный кошмар. Но 90-е годы стали временем его взлета.

Решение уйти из БДТ далось непросто. Но рядом был Илья, и в его глазах читалось: не брошу! Я давно уже хотел работать вдвоем, чтобы «Городок» был не приработком, а основным делом. Повод хлопнуть дверью театра не заставил себя ждать — вывесили очередное распределение ролей в спектакле по Достоевскому. Моя крошечная роль начиналась с ремарки «Входит Обноскин с гитарой». Гитара меня и добила. Я уже выходил и с балалайкой, и с гитарой, и с аккордеоном. Написали бы «с виолончелью» — может, еще подумал бы, а так…

«Готов всю жизнь изображать женщин»

— Илюша, коричневые туфли, зеленые брюки, светлые носки, синий пиджак и черная рубаха — как, по‑твоему, это все называется? — спрашивал я, разглядывая его концертный костюм.

— Все вместе — ансамбль!

Мы никогда не обсуждали, что такое дружба и в чем она должна проявляться. Но во имя нее Лелик однажды согласился даже сбрить усы. Я замучился исполнять женские роли. «Все, — говорю, — давай брейся, тоже будешь баб играть». И Илюша сбрил. Когда я увидел это страшное зрелище, сказал: «Илюша, я готов изображать женщин всю оставшуюся жизнь. Был неправ. Извини».

Юрий Стоянов: «Я считаю, что «Городок» продлил Илье жизнь»
С женой Еленой

Наши отношения были отношениями двух мужиков. Разве один рассчитывал, что другой умрет? Мы жили обычной жизнью, не думая, что потом придется вспоминать ее в мемуарах. Никогда у нас не было человеческого повода поругаться. Я знал, что могу на Илью абсолютно положиться. Говорю так не потому, что его больше нет… Для кого-то Илья — человек, написавший мюзикл «Пророк». Илюша выносил и произвел на свет это дитя. Он связывал с ним надежды, он любил его. А дитя оказалось нежизнеспособно, и он, его создатель, никак не мог на это повлиять… Мужика такое не может не подкосить. Он стал угрюмым и подавленным. Но для меня и, надеюсь, для большинства он — человек с грустной улыбкой, уникальный артист и выдающийся партнер, в паре с которым мы создали безаналоговую, беспрецедентную, веселую и грустную энциклопедию российской жизни, охватывавшую два десятилетия.

во имя нашей дружбы лелик однажды согласился сбрить усы

Илюша — свидетель моего развода и моего романа. Он, как умел, меня прикрывал, при этом оставаясь в хороших отношениях с моими бывшими женами. В отличие от меня Олейников женился раз и навсегда. Он был абсолютно чокнутый семьянин.
Я считаю, что «Городок» продлил Илье жизнь.

Юрий Стоянов: «Я считаю, что «Городок» продлил Илье жизнь»Шесть месяцев тяжелобольной человек снимался, несмотря ни на что. Я его озвучивал, подбирал парики и клеил усы после процедур химиотерапии. За все время ни от одного врача или медсестры в «желтую» прессу или Интернет не попало ни единого снимка, где больной человек в пижаме лежит под капельницей. В наших разговорах слова «опухоль» и «рак» не произносились. Мы это называли «некое образование». Лечение было успешным, если верить врачам, но очень тяжелым. Через какие муки прошел Илья, с какой болью боролся, чего ему стоило сниматься, знаю только я и те, кто были на площадке. Ему было страшно тяжело, но у меня даже мысли не было, что он не выкарабкается. Илюша шел на поправку, лечащий врач говорил, что опухоль удалось разрушить. К последней передаче начал потихоньку появляться голос! Но под воздействием химиотерапии, облучений иммунитет оказался на нуле.

…Ты когда-то сказал мне, что я буду жить очень долго. Я постараюсь. И буду всегда рассказывать о тебе, чтобы помнили, обязательно помнили!

Фото: Yurii Zheludev/Russian Look, Zamir Usmanov/Russian Look, Ekaterina Tsvetkova/Russian Look, Иванов Сергей/Fotodom.ru, Иванов Сергей/Fotodom.ru, PR

Подпишись на канал Lisa в Яндекс.Дзен