— У вас выходит уже вторая книга. Похоже, вы всерьез осваиваете писательское дело.

— Я не писатель. Настоящий литератор проживает огромное количество жизней за придуманных героев, а я только одну — свою. Моя новая книга — это просто продолжение меня в другом жанре. Я не пытаюсь доказать, что талантлив во всем, как человек Возрождения. Но, конечно, мне приятно, что моя работа вызывает интерес у читателей.

— Легко пишете?

— Я — вечная жертва перфекционизма, все делаю сам, и от этого у меня очень шея болит (смеется). Над книгой работал тремя бросками. Сначала уехал в Финляндию — мы там много лет снимаем домик. Лес, тишина… Второй заход
был на даче, третий — летом на отдыхе. Если бы писал не отрываясь, это заняло бы месяца полтора-два.

— Как думаете, вас читают те же, кто приходит на концерты?

— Не знаю. Хотелось бы, что бы так было, ведь моя аудитория повсюду: от Дальнего Востока и Сибири до Украины, Узбекистана, Австрии, Германии, Канады и Америки. Правда, в основном я выступаю в России. Моя программа «Для своих» лучше, чем книга, — интереснее, ярче и смешнее. Но народная любовь, конечно, связана с «Городком». Как-то после выступления на Бродвее ко мне подошел 90-летний дедуля и сказал: «Знаете, я ведь вырос на вашей программе!» А сегодня, во время автограф-сессии, один дядечка заметил: «Пройдет еще лет 20, и по вашей передаче будут изу­чать историю 90-х. Это учебник о жизни поколения».

— Публика с тех пор сильно изменилась?

— Сейчас мы не смогли бы снимать нашу «Скрытую камеру» — люди закрылись, они и друг с другом-то мало общаются. И почти не читают книг, кстати. В этом принято винить Интернет, но мне он очень помог при написании книги: все, что забыл, — выяснил за секунды.

— Вы выступали против социальных сетей, а вчера я нашла вас на фейсбуке, передумали?

— Это не мой аккаунт. Не считаю нужным делиться с миром тем, что я ем и как отдыхаю. Не против, когда это делают другие, но такое общение не для меня. Есть вещи, которые я оставляю только для близких, для семьи.

Наберите в ютубе: «Стоянов играет на гитаре». Я, конечно, не Эл ди Меола, не Пако-де Лусия. Но все-таки наберите. Будете просто потрясены! Гарантирую

— Вы по прежнему ездите на гастроли только с женой?

— Да, Лена всегда со мной. Вот уже 19 лет! Она работала в фирме, спонсировавшей «Городок». Как-то приехала к нам на съемки, я ее увидел… И все.

— Любовь с первого взгляда?

— Получается, что так.

— И до сих пор?

— Конечно! Без лав-стори никакой союз не будет счастливым. А вот гармоничность отношений зависит от женщины — ее ума, такта и чувства юмора. Она должна не раздувать угли, а заливать их. Я остро реагирую на все — раскуроченную мостовую, спиленное дерево, бедность, чужую беду. И Лена в эти моменты умеет как-то мягко меня успокоить. Это очень ценно.

— Кроме «умения заливать угли», что еще цените в женщинах?

— Сочетание красоты и ума, застенчивости и чувства юмора. Все любили принцессу Диану. Знаете, в чем была прелесть этой женщины? Она стеснялась своего статуса, часто опускала глаза и была очень демократичная. Настоящая народная принцесса.

— Младшую дочь Катю воспитываете в соответствующем ключе?

— Стараемся.

— Ей 14 лет. Возраст, мягко говоря, непростой. Как справляетесь?

— У нас веселая и открытая семья, возможно, поэтому никаких проблем с Катей нет. Пока все эти ужасы подросткового возраста нас минуют. Она, правда, еще не определилась, кем хочет стать. Это меня немного волнует. Но с другой стороны, понимаю, что мой случай — редкость. Я с 4 лет знал, что буду артистом. Приговорен к этой профессии, обречен на нее.

— Надо же, я думала, вы хотели быть спортсменом. Вы ведь мастер спорта по фехтованию.

— Мастер спорта — первый и самый верный признак того, что человек спортом заниматься не должен. Хорошо, что я вовремя это понял. Сейчас спорта в моей жизни практически нет. Единственное, что доставляет удовольствие, — это бассейн! Хожу регулярно. Стараюсь проплывать 1 км в день. Плавать люблю и не устаю. К тому же, это единственное время, когда не куришь.

— Бросить не пробовали?

— Ни разу. Жалею окружающих. Мне один прогрессивный батюшка по поводу курения сказал так: «Ты хотя бы после каждой сигареты говори: «Господи, спасибо! Мне так хорошо было, так приятно!»

— И вы?

— Так и делаю (смеется).

— 10 июля вам исполняется 60 лет. Будете громко праздновать?

— Собираюсь оторвать лист календаря и выбросить. Хочу посидеть только с семьей, но не дома.

— Сбегаете, значит?

— Почему?! Это же июль — все друзья на отдыхе или на съемках. Осенью устрою праздник для своих.

— И много у вас «своих»?

— Любимых, не статусных — человек 60−70.

— Немало.

— В пределах нормы. У меня есть две близкие компании. Одна — одесская, связана с детством и юностью. И мы по понятным причинам видимся редко. Вторая — состоит из людей, с которыми мы занимаемся одним делом. А вообще, я, как любой нормальный человек, люблю тех, кто любит меня.

— Когда встречаетесь с теми, кто вас любит, шумно веселитесь?

— А вот и нет! Мне нравится, когда можно просто завалиться на диван и наблюдать за близкими, не участвуя в общем веселье. Когда ничего не нужно доказывать и самоутверждаться.

— Здорово, что есть люди, с которыми можно быть абсолютно естественным.

— Да, мне с друзьями мне повезло.

— А вообще вы везучий человек?

— Нет. Кошельков не находил, в автоматы — не выигрывал. С неба на меня никогда ничего не падало. Если в деньгах везет — всегда отдаю часть на хорошее дело.

— На какое?

—Перечисляю в фонд помощи хосписам. Это то немногое, что я могу сделать.

— Не так уж мало! Что себе пожелаете в день рождения?

— Долго прожить. Сохранить доброжелательность, искренность, любопытство, хулиганство. И много работать — это продлевает молодость, придает жизни смысл и делает ее интереснее.

— Искренне желаю, чтобы все это обязательно сбылось.

— Большое спасибо!

Фото: PhotoXpress.ru;/Russian Look; /ТАСС

Подпишись на канал Lisa в Яндекс.Дзен