«Лиза»: Скоро в эфире СТС стартует юбилейный 20-й сезон «Ворониных». В одной из серий в роли самой себя появится певица Глюк’oZa. Какие еще сюрпризы ожидают зрителей?
Георгий: «Воронины» наконец-то доберутся до прекрасного южного города Сочи! Будет очень много интересных поворотов: кражи, погони, каскадерские трюки, в общем, ждите, скоро все сами увидите! Что касается Наташи Чистяковой-Ионовой, она — молодец! Быстро адаптировалась и замечательно все сделала. С нами вообще легко сниматься — у нас очень хорошая компания! (Улыбается)

Л.: «Воронины» выходят в эфире СТС уже восемь лет. Как считаете, почему проект так популярен и до сих пор бьет рейтинги?
Г.: Кроме «Ворониных», ситкомов как таковых на ТВ больше нет. Уникальность сериала в теме, которая знакома и близка всем, — это семейные отношения. Конечно, большое спасибо американским сценаристам за такую самодостаточную семью, за ярких персонажей, и нашим авторам, ведь именно они переписали сюжет под нашу действительность. Получились яркие, смешные, добрые и при этом очень разносторонние герои, за которыми интересно наблюдать. И добра в этом сериале много, что немаловажно.

Георгий Дронов: «В детстве я был пай-мальчиком»
Каждый найдет что-то общее с семьей Ворониных

Л.: Костя порой напоминает вам себя?
Г.: Нас роднит то, что я тоже очень люблю проводить время у телевизора. Когда есть возможность, как и Костя, стараюсь избежать домашних обязанностей (улыбается). Вообще, на мой взгляд, нет ни одного человека, который не нашел бы что-то общее с Ворониными. Мы все очень похожи, хотя нам кажется, что мы разные. Иногда, приходя домой, я говорю супруге: «Представляешь, снимали сцену, вот прям как у нас с тобой недавно было!».

Л.: А вот чего бы никогда не сделали как ваш герой?
Г.: Про Костю говорят, что он постоянно юлит, прикрывает свою лень неизбежностью накопившихся проблем. Его вранье, пусть и невинное, накручивает всех вокруг. Но я же понимаю, что это Костя, а не я. Так что выдохнул и пошел дальше.

Л.: Признайтесь честно, вы от Костика еще не устали?
Г.: Нельзя допустить возникновения эмоционального отторжения, то есть ходить на работу в течение стольких лет как на каторгу. Зрителям всегда нужно дарить то, ради чего тебя утвердили на роль. Конечно, определенная усталость присутствует, но, к счастью, у меня есть театр, что помогает все-таки переключаться и отдыхать от этого образа.

Л.: Кстати, как вы отдыхаете после трудных съемок или спектакля?
Г.: Как только выпадает такая возможность, отправляюсь в путешествие. Смена обстановки — то, что мне необходимо. Уже в дороге, не важно, в поезде или самолете, начинаю отдыхать. Путешествие — это эмоции от красивых пейзажей, моря, солнца. А эмоции — своего рода заряд для внутренних аккумуляторов.

Георгий Дронов: «В детстве я был пай-мальчиком»
С Екатериной Волковой
на съемочной площадке

Л.: Где чаще всего останавливаетесь?
Г.: Обычно всей семьей отдыхаем два раза в год: зимой — теплые страны в Юго-Восточной Азии, летом — это Европа. Вот уже несколько лет подряд мы отправляется к нашим друзьям в гости в Хорватию. Но вообще я еще так мало ездил, и все эти путешествия были такими яркими и запоминающимися, что одно какое-нибудь не смогу выделить. Есть, конечно, места, куда бы я хотел вернуться, но еще так много мест, где бы я хотел побывать.

Мы носились по улице, играли в вышибал, в салки, в городки, делали взрывпакеты, жгли костры, даже плавили свинец. Все было!

Л.: Поделитесь самым ярким воспоминанием из детства?
Г.: Много всего! У нас была очень большая компания! Мы носились по улице, играли в вышибал, в салки, в банки, в городки, делали взрывпакеты, жгли костры, устраивали прятки на стройке, даже плавили свинец. Все было! Это очень яркие воспоминания! Спасибо родителям, что в моей жизни был еще и спорт: он сыграл большую роль в моей жизни. Если для других ребят улица была обыденным местом, то для меня как запретный плод, поэтому каждый раз я с удовольствием окунался в ту атмосферу и получал радость от доступа к запрещенному. Возможно, поэтому детские воспоминания для меня ярче, нежели для моих приятелей, которые проводили там все свое время. Вообще я был пай-мальчиком, домашним ребенком: дрался только, когда кто-то докапывался. Правда, и занудой-ботаником тоже не был, я, скорее, балансировал на золотой середине. Во мне был и некий авантюризм, и романтика, присущая шпане, которая тоже была в моем окружении. Только у них были другие герои для подражания.

Л.: Кто был вашим кумиром в то время?
Г.: В старших классах в моей комнате висел плакат фильма «Асса». Тогда он произвел фурор! Конечно, следил за творчеством Виктора Цоя, Бориса Гребенщикова, Юрия Шевчука, Константина Кинчева — в общем, за теми, кто связан с русским роком.

Л.: Сейчас вы поддерживаете отношения с друзьями детства?
Г.: Когда мы встретились с моим лучшим другом, нам было по два года. Сейчас мы не очень часто видимся, но периодически созваниваемся. Знаете, как-то я увидел интересную надпись: «Друзья как звезды: даже если их не видно, ты все равно знаешь, что они есть». Так что неважно, сколько раз в месяц мы встречаемся, главное, что есть привязанность. Жизнь разводит нас в разные стороны, у всех свои интересы, но ты все равно знаешь, что есть человек, которому ты дорог. Думаю, хорошие друзья как близкие родственники.

Л.: А за плитой вас можно застать?
Г.: Мое коронное блюдо — узбекский плов! (Улыбается) Вообще умею готовить все, что угодно. Конечно, суп из устриц и другие изыс­канные блюда не осилю, но сделать крем-суп из грибов, пожарить мясо, котлетки — без проблем. Хотя делаю это не часто, так как Лада прекрасно готовит.

Недавно коллега Георгия Дронова Екатерина Волкова рассказала «Лизе» о съемках в «Ворониных», семье и ремонте.

Фото: Фото: пресс-служба СТС

Подпишись на канал Lisa в Яндекс.Дзен