Агриппина Стеклова родилась в актерской семье, более того, артистами были не только родили Агриппины, но и бабушка с дедушкой. В воспоминаниях Стекловой о детстве, главное, скрепляющее все слово — «любовь».

— У вас легкий характер?

А.С. Я очень вспыльчива, при этом терпелива и довольно легка в общении с близкими и незнакомыми людьми. Правда, до определенного момента, пока не нарушается ватерлиния. В противном случае мой тайфун не остановить.

— Что вас может вывести из себя?

А.С. Посягательство на личное пространство, невыполнение договоренностей… Это происходит крайне редко. Я человек очень постоянный — это касается личной жизни и работы. Не знаю, что должно произойти, чтобы моя жизнь перевернулась.

— Какие у вас отношения с возрастом?

А.С. К возрасту я никак не отношусь. Его нет, особенно в актерской профессии, особенно в современном мире. Стареет лишь оболочка. С развитием общества размываются возрастные категории, становятся не важными. Биологический возраст и душевный стержень — две разные вещи. Никогда в восемнадцать лет я не ощущала себя на восемнадцать — всегда чувствовала себя чуть старше. Это нормально. Сейчас мои дети вступили в восхитительный возраст, когда они мои друзья. Кроме того, мы коллеги, занимаемся одним делом. Подспудно они тянутся за мной. А я — за ними. Очень прислушиваюсь к ним. Пожалуй, не к кому сейчас так не прислушиваюсь, как к ним. Особенно это касается прочитанного и увиденного.

Стеклова Агриппина— Вашему сыну Данилу — 23 года, а Марии — 21. Оба пошли по стопам родителей, став актерами. Вы с мужем не были против?

А.С. Нам не хотелось. Мы долго ограждали их от этого выбора: они болтались за кулисами только в редком, крайнем случае — когда совсем не было других вариантов. Если был выбор, остаться им вдвоем дома или сидеть за кулисами, то мы выбирали первый вариант, потому что наступило время мобильных телефонов, вдобавок мы жили в квартире рядом с театром (Агриппина Стеклова и Владимир Большов много лет служат в театре «Сатирикон» — прим.ред.). Когда они начали определяться, в красках преподнесли им все ужасы и прелести актерской профессии. На Данилу мы давили, отговаривали. Машка нас за нос водила: всегда говорила, что не будет актрисой. В школе они плохо учились, но у обоих были детские таланты. Маша всегда хорошо рисовала. Данил очень неплохо писал. Мне хотелось, чтобы он продолжал развиваться в этом направлении. Однако оба пошли учиться в театральные вузы. Данил третий год работает в МХТ имени Чехова, а Маша — первый год в «Мастерской Фоменко». Их путь складывается не всегда ровно, но я счастлива, потому что знаю, что счастливы они. Как говорил Конфуций, найдите себе любимое дело и вам никогда не придется ходить на работу.

— В каком возрасте вы позволили детям стать самостоятельными?

А.С. Внешние обстоятельства очень рано сделали их самостоятельными. Будь у меня выбор, наверное, поступила бы иначе. Просто жизнь была такая. Не знаю, хорошо это или плохо — сейчас уже не важно. Я могу о чем-то очень жалеть, а дети мне скажут, что это, наоборот, великолепно. Они оба очень толковые и хорошие ребята. Не теряются ни при каких обстоятельствах. Они взрослые. Получается, что это наша с Володей невольная заслуга.

— Как справляетесь с материнской тревогой?

А.С. Я могу сколько угодно волноваться, но внутренний голос каждый раз подсказывает, что все будет хорошо, потому что они умные ребята. Помню, как Данил один добирался до Тайланда с кучей пересадок, опоздав на один из рейсов и потеряв весь багаж. На мой взгляд, это был ужас. Я в Москве от волнения седела. Ничего. Меня успокаивал: «Мам, я сейчас куплю майку, шлепки и поеду на автобусе. Пусть буду ехать сутки, ну как-то же доберусь». И добрался, разобрался сам. У Марии тоже были подобные приключения.

— Занятым родителям что было подспорьем в воспитании?

А.С. Самое основное — личный пример. Мы все объясняли им на собственном примере. И плохого они у нас набрались, наверное, но и хорошего, надеюсь, тоже. В быту мне очень помогала моя мама. Дети росли в любви бабушек и дедушек к ним. Вообще главное — любить, и все будет хорошо. Бывают великолепные примеры родителей, отдающих детям все свободное и несвободное время. Но если этого времени нет, то на самом деле час, проведенный плодотворно с собственным сыном (равно как и с мужем, и с женой — с кем угодно) гораздо дороже бездарно проведенного дня. Если ты за этот час успел в ребенке что-то разглядеть, вместе сотворить, пуститься в спор, найти понимание, натолкнуться на непонимание, то это в сто раз лучше, чем просто скучно провели бок о бок сутки.

— На что вам жаль тратить драгоценное свободное время?

А.С. На сон. Но я так люблю поспать! Я вообще соня, у которой хронический недосып. Когда мне предоставляется возможность сна, я сплю, а потом ругаю себя. Мне это кажется вредной привычкой. Однако не борюсь с ней, потому что самое лучшее и правильное — это гармоничное состояние с собой и миром. Если ты комфортно себя чувствуешь — значит ты правильно живешь. Не надо мучиться. Эту гармонию сложно найти. И даже когда обретаешь ее, в голову продолжают лезть глупости: абсурд — ругать себя за то, что проспала полдня.

Актриса Агриппина Стеклова— А на что не жаль тратить деньги?

А.С. На путешествия — это моя страсть. При условии, что все твои близкие здоровы и сыты, деньги в этой жизни можно тратить только на две вещи: на образование детей и на путешествия. Все остальное — пыль. Если не умираешь с голоду и здоров, как и твои родные, то все заработается и будет.

— Значит вас не заманишь SPA-процедурой?

А.С. Почему, заманишь. Я кинестетик. Очень люблю массаж и различные ароматы. У меня даже чуть-чуть есть сдвиг на этом. У меня много духов. Покупаю их всем своим близким. В нашей семье ответственный за это я: родные полностью доверяют мне в этом вопросе, полагаются на мой вкус. Муж потом не может соскочить с выбранного мною для него аромата. А я говорю: «Уже долго пользуешься, второй и третий флакон купили, давай поменяем аромат». Но уговорить его можно только поставив перед фактом. Не будет экспериментировать. И Данила такой. Машка, как девушка, мне доверяет. Мы с ней совсем разные. Я гораздо более эмоциональна, как Данил и Володя. Маша более сдержана. Чаще проявляет себя как интроверт. Она наблюдатель и созерцатель. Много думает, но при этом у нее может произойти эмоциональный выплеск. Мне кажется, я ее чувствую и понимаю. Для нее ищу ароматы, которые бы мне понравились не на мне. Мне кажется, угадываю. А с ароматами для своих мужчин угадываю безоговорочно.

— Какие блюда собирают вашу семью вместе?

А.С. Все. Я счастливая женщина — у меня очень хорошо готовит супруг. Если для меня приготовление пищи — вынужденная обязанность, то муж делает это так легко, играючи, что могу отдать ему все полномочия на кухне. Получается великолепно: вкусно и очень творчески. Прекрасные борщи варит. Запекает мясо и птицу.

— С чем у вас ассоциируется домашний уют?

А.С. С особенными домашними предметами, которые связаны с любимыми людьми. Мой дом не может быть заставленным и завешенным, хотя очень люблю бывать в таких домах, где каждый сантиметр со вкусом заполнен. В нашей квартире, наоборот, чистые стены, минимализм. Работа предполагает много информации извне, поэтому дома мне необходимо очищать сознание. Вдобавок мы сейчас строим дом, и он у нас тоже очень простой: сруб в стиле шале. Однако все равно насыщаю интерьер теплыми предметами: рядом с нами живут фотографии, любимые прекрасные игрушки. Мой муж собирает клоунов — у нас дома целая витрина с ними. У меня коллекция рыжих кукол: несколько я купила сама, остальных мне подарили. Люблю, когда в современном минималистичном интерьере появляется забавное, странное кресло или разноцветные стулья.

— Лучшая семейная психотерапия — это что?

А.С. Самое главное быть вместе и ощущать, что у тебя есть твоя семья. Не важно, поедете ли вы в далекие страны или загород. Все вместе стараемся отмечать праздники. На день рождения каждого члена семьи стремимся накрыть стол, чтобы пусть даже на час ночью собраться и поздравить. Когда мы собираемся большой, но при этом узкой компанией — это ураганы и вихри. Смею думать, что они бушуют в большой любви. Мы все очень эмоциональные, с ярко выраженным мнением, чувством собственного достоинства… Оказываем друг на друга мощнейшее влияние, и это прекрасно.

— Список ваших комедийных работ пополнился ролью в сериале «Беглые родственники» на телеканале СТС. Легко ли вам быть смешной?

А.С. Комедия, пожалуй, самый сложный жанр. Любую мысль донести до человека проще, чем вызвать его улыбку, причем рассмешить остроумно, убедительно, дорого, профессионально. Играть комедийную роль очень нелегко, поскольку ее нужно играть всерьез, но с чувством внутренней самоиронии, с улыбкой над происходящим, с любовью к персонажу и к коллегам.

Беседовала Ольга Максимова
Фото предоставлены pr-службой телеканала СТС

Подпишись на канал Lisa в Яндекс.Дзен