В моей судьбе нет ничего выдающегося: рано вышла замуж, родила, через три года развелась. Прошло десять лет, подрос сын, а я по-прежнему была не замужем. Пока не встретила Игоря, в котором меня устраивало все, кроме… собаки.

Подруги дружно крутили пальцем у виска, дескать, нашла к чему прицепиться — к собаке. Мужик идеальный: добрый, работящий — мечта! Да пусть хоть десять бультерьеров держит, если нравится. Я не оспаривала вкусы Игоря — дело было во мне: я испытывала панический ужас перед бойцовыми собаками. Увидев на улице буля или стаффорда, тут же переходила на другую сторону. Для меня это — собаки-убийцы: злобные, непредсказуемые. Будь это такса или пудель, я бы только обрадовалась… Перед глазами стояла картина из прошлого, когда моя сестра попала в ре­анимацию, из-за того что на нее бросилась именно такая собака: девочка вошла в подъезд и столкнулась с соседом, который вел на прогулку «песика». И «песик» едва не перегрыз ей горло! А вдруг и меня так же?!

По разные стороны

— Это чушь, про собак-убийц! — Игорь битый час доказывал мне, что бультерьеры не опаснее хомяка. — Не бывает плохих собак, бывают плохие хозяева! Одни думают, что пес — живая игрушка, все ему позволяют, и «игрушка» устанавливает свои порядки в доме. Другие третируют, ломая собаке психику. Отсюда и результат!

— Сестра никого не третировала… — Мне неприятен был этот разговор.

— Твоя сестра — нет, — отрезал Игорь. — Но ты говорила, что хозяин буля был алкоголиком. Представь, как он пса воспитывал. Может, бил и не кормил неделями. В такой ситуации и болонка бросилась бы. Не собака виновата, а хозяин. Как-то я чуть не сцепился с мужиком, который выгуливал стаффорда на детской площадке — без намордника и поводка. Я говорю: «Убери собаку, тут дети», а он мне: «Уберите своих детей — они больше моей собаки гадят». И начал своего пса на всех натравливать. Пришлось полицию вызывать. Хотя собака, опять же, ни при чем — у владельца мозгов нет. — Игорь сменил тон на примиряющий. — А я собаку правильно воспитал. Она настоящий друг. Поехали, познакомишься наконец. Рич тебе понравится.

— Ну не-е-ет…

— Но это же глупо! — Игорь снова распсиховался. — Если любишь меня, люби и мою собаку… Или прикажешь усыпить ни в чем не повинного пса?

Я молчала. Впервые мы оказались по разные стороны баррикад. Ну как ему объяснить, что для него бультерьер — друг, а для меня — зверь? Ужасный и опас­­­ный. Я понимала, что Игорь прав насчет воспитания, но трагедия с сестрой, да и другие случаи, растиражированные газетами и телевидением, мешали мне проникнуться теплыми чувствами к его питомцу. И зачем люди заводят таких злобных собак? Неужели нельзя приобрести кого-то другого, мирного — лабрадора, далматина, спаниеля? Мало ли дружелюбных пород?

— Оксан, ты меня слышишь? — Игорь смотрел выжидающе. — Поехали?

— Давай в следующий раз. — Я прильнула к нему, словно девочка, которая ищет защиты (этот прием действовал безотказно!). — Я привыкну к Ричу, обещаю.

Пока не съел…

Тем временем Игорь привыкал к моему единственному домочадцу — сыну Кириллу. Несмотря на то что характер у мальчика был задиристый, они нашли общий язык: компьютеры, музыка, плавание (Игорь когда-то профессионально им занимался). Я думала, сын будет ревновать — он тосковал по отцу, а тот появлялся раз в год по обещанию. Но Игорь сразу дал понять, что не претендует на роль папы — скорее друга, и это мальчику понравилось. Он не возражал и не смущался, когда Игорь оставался у нас ночевать. Но вдруг стал возражать Игорь:

— Оксан, мне стыдно в глаза ребенку смотреть. Кто я для него? Друг мамы, который в выходные остается у нее спать? Давай-ка по-человечески: выходи за меня, а? Будем жить вместе, семьей.

— Неожиданное предложение. — Я старалась не показывать, что готова станцевать польку от счастья.

— Ожиданное! Ты же знаешь, как я к тебе отношусь! — Игорь сгреб меня в охапку. — Ну, вы ко мне с Кирюхой переедете или мы к вам?

— Мы?

— Ну да, я с Ричем.

Опять Рич! Что делать?! Отказываться от любимого мужчины из-за собаки? Бред… Придется себя пересилить.

На следующий день я отправилась на свидание к бультерьеру. Сказать, что мне было жутко, — не сказать ничего. Я начиталась, что эти собаки чуют страх и могут броситься на тех, кто боится. Я же не просто боялась — ноги еле держали.

— Обещаю, не оставлю вас наедине! — утешал меня Игорь.

И вот ключ повернулся. На пороге появился Рич. Увидев хозяина, радостно закружил вокруг, виляя хвостом. С интересом обнюхал меня и снова — к хозяину. Я выдохнула — пока не съел…

Устрашающего вида пес вел себя вполне дружелюбно, но сомнения терзали душу не хуже его клыков, как мне казалось

— Познакомься, Рич, моя любимая. Прошу любить и жаловать, — перехватив мой недоуменный взгляд, пояснил: — Эти собаки так умны, что улавливают даже оттенки голоса. И уж конечно, он понял мои чувства к тебе.

Пес и впрямь вел себя дружелюбно. Я немного расслабилась.

— Ну что, старина, — Игорь потрепал его по холке, — скоро у тебя будет еще один хозяин, юный. Набеситесь вместе! Так что, где будет жить наша семья?

— У нас… Кирилл к школе привык, к друзьям. Не хочется его срывать.

Без вины виноватые

Поначалу у нас Рич не находил себе места, успокаивался лишь рядом с хозяином. Но потом привык и к квартире, и к нам. Кирилл радостно ходил с Игорем гулять с собакой, кормил ее и т. д. А мне все же было неуютно наедине с псом и тревожно, когда с ним оставался Кира.

Однажды я проснулась с дурным предчувствием. При взгляде на Рича оно лишь усилилось. Я даже не хотела ехать на работу… И к вечеру ЭТО случилось. Позвонил Кирилл, голос у него дрожал:

— Мам, ты не волнуйся, меня везут в больницу. Просили родителей приехать.

— Что?!

— Собака покусала. — Кира старался держатьcя, но я чувствовала его боль.

Самый дружелюбный пес самой небойцовой породы способен порой выкинуть фортель, поэтому осторожность нужна всегда

Будь проклят этот буль! И день, когда я встретила Игоря!

Когда я ворвалась в приемное отделение, увидела Игоря.

— Как ты посмел явиться?! — налетела я. — Ненавижу тебя и пса твоего!

— Мам, ты что? — Из перевязочной вышел Кирилл. — Я Игорю сам позвонил. И Рич тут ни при чем. Я был у Темы, играл с его собакой, а она вдруг как бросится!

Я в недоумении села на стул. Лайку Артема мой сын знал с щенячьих времен.

— Как? Ты что, ее дразнил?

— Да нет, просто за лапу взял, а она кинулась. — У Кирилла затряслись губы.

Я обернулась к Игорю:

— Прости меня… Просто… я…

— Я понимаю. — Игорь обнял меня. — Ну, поехали домой?

Мы вместе уже три года, у нас растет дочка. И Рич по-прежнему с нами. Но хотя пес ни разу не показал себя «плохишом», малышку наедине с ним я не оставляю. Никто ведь до конца не знает, что у собаки в голове. И от породы это не зависит!

Почему мы их заводим?

И кинологи, и психологи называют несколько причин, по которым люди заводят собак так называемых бойцовых пород. Так называемых — потому что при желании бойцовские качества можно воспитать почти в любой собаке. В Китае, например, бойцовыми собаками считаются абсолютно безобидные, с нашей точки зрения, шарпеи.

Первая причина — банальная и очевидная: просто нравится та или иная порода.

Вторая причина — своеобразная форма самоутверждения, желание показать при помощи собаки свою силу, значимость, власть.

Третья причина — пошатнувшаяся уверенность в том, что «моя милиция меня бережет». В десятке самых популярных сегодня пород — «собаки для охраны»: бульмастифы, кавказские овчарки, московские сторожевые, немецкие овчарки, американские стаффордширские терьеры и др.

Комментарии экспертов:

Вадим Коршунов, кинолог-зоопсихолог

Люди боятся бультерьеров, хотя опасной может быть даже такса — все зависит от воспитания. Поэтому любую собаку нужно учить правильному взаимодействию с человеком. И не слишком затягивать с дрессурой: формирование мозга и психики у собак происходит в основном с 2 до 6 месяцев. Учить их послушанию и управляемости желательно именно в этот период. Привить «хорошие манеры» взрослым животным сложнее, и тут без помощи профессионала не обойтись.

Важно избегать крайностей — излишней мягкости, иначе животное может всеми помыкать, и жестокости по отношению к питомцу. Если собаку запугивать, это приведет к невротизации и проблемам с психикой. Добиваться подчинения нужно кнутом и пряником: когда надо — похвалить, когда надо — наказать. А вообще собак отличает готовность подчиняться вожаку, стремление умиротворить его (а хозяин для них — вожак), и это надо использовать. Правильное воспитание щенка крайне важно, но у него должна быть и генетически здоровая психика. Нежелательно покупать собаку с рук — случайные продавцы не дадут гарантии, что животное психически здорово. Это могут гарантировать только специалисты-породники, и то… до определенной степени.

Лариса Загулова, эксперт-кинолог

Бультерьер признан всеми клубами мира, порода считается вершиной английской кинологии, эти собаки обладают высоким интеллектом и устойчивой психикой. И бультерьер — не бойцовый, а спортивный пес, любящий нагрузки, движение, игру. Я категорически против запретов на разведение собак этой породы. При правильном воспитании буль безоговорочно слушает хозяина, ладит с детьми. А по статистике, чаще всего кусают владельцев кокер-спаниели.

Тескт: Юлия Неровнова

Подпишись на канал Lisa в Яндекс.Дзен