Они не артистки шоу-бизнеса, у них нет многомиллионных гонораров, их не узнают на улице, но в нашем представлении именно они настоящие звезды — женщины, которые просто делают свое дело, день за днем меняя жизнь вокруг себя к лучшему. Вслед за героинями, о которых уже рассказывала «Лиза», публикуем новые, заключительные истории нашего спецпроекта. 

Подписывайся на наши группы в социальных сетях — там еще больше полезных советов, идей, а еще вдохновляющие картинки и интересные видеоролики.
Яндекс Дзен
Телеграм
ВКонтакте

21 Ольга Шелест (Самара), директор фонда «ЕВИТА», который работает с паллиативными детьми и детьми-сиротами

Ольга — подполковник полиции в отставке, журналист, блогер. А еще она мама мальчика Юры с неизлечимой болезнью Канавана, которую сопровождают постоянные мышечные боли и постепенное отмирание основных жизненных рефлексов. Дети с таким диагнозом редко живут дольше трех лет, но Оля не только больше шести лет поддерживает сына, но и успела за это время помочь сотням других детей.

«До того, как появился Юрик, я много лет работала в наркополиции, видела в том числе неблагополучных детей, сирот, старалась им помочь, но этого было недостаточно, — рассказывает Ольга. — Окончательно я поняла, чем могу заниматься, когда пять лет назад приехала как волонтер в один из самарских домов малютки. Там я увидела мальчика Кирюшу, который просто лежал и смотрел в одну точку. Оказалось, у Кирюши есть диагноз, а индивидуально заниматься со всеми особенными детьми у госучреждений нет ни сил, ни ресурсов». 

Оля стала регулярно навещать Кирилла и писать о нем в соцсетях, и случилось чудо — нашлась семья, захотевшая усыновить мальчика. На памяти сотрудников дома ребенка это был первый случай, когда таким «сложным» малышом заинтересовались приемные родители. Но далеко не последний — с тех пор Ольга с помощью волонтеров, соцсетей и программы на местном телевидении нашла семьи нескольким сотням детей с серьезными диагнозами. Малышей из Самары забирают в семьи по всей России, а Ольга из органов перешла работать в благотворительный фонд, специализирующийся на помощи паллиативным детям, детям-инвалидам и сиротам.

«Я хорошо знаю, каково это — жить рядом с неизлечимо больным ребенком, потому что я делаю это каждый день. То же самое делают мамы наших подопечных. Поэтому мы хорошо понимаем друг друга».

22 Евгения Волункова (Москва), журналист, автор резонансных материалов социальной направленности

Еще во время учебы в университете в Петрозаводске Женя устроилась в небольшую местную газету и вскоре поняла: тексты могут и должны не только информировать и развлекать, но и менять жизни людей. 

Как-то девушка приехала делать материал о пенсионерке, живущей в аварийном деревянном доме. Увидев хозяйку, которая плакала от холода, сидя в инвалидном кресле, Женя твердо решила, что добьется для нее нового жилья. Ее упорство делали свое дело: через девять месяцев женщина въехала в свой новый дом, переоборудованный из пустого магазина и обставленный при помощи откликнувшихся на призыв в соцсетях неравнодушных жителей Карелии. Убедившись, что план сработал, Женя решила заниматься исключительно «социалкой». 

«Журналистика может обнажить проблему и объединить неравнодушных людей. А еще может заставить чиновников работать» 

«Почти все мои материалы были о трудностях маленького человека», — говорит Женя. Среди героев ее историй — подросток-сирота, который оказался никому не нужен после автомобильной аварии, но благодаря публикации обрел новую семью и прошел реабилитацию в московской клинике. Рассказ про 70-летнюю вдову Пелагею, устроившуюся в такси, чтобы заработать на жизнь себе и близким, собрал не только отзывы читателей, но и финансовую помощь (благодаря ей Пелагее удалось закрыть кредиты). «Иногда удается менять и винтики в системе, — рассказывает Женя. — Например, я писала про слабовидящую школьницу, которой приходилось из отдаленного села каждую неделю ездить за двести километров в интернат на учебу. В итоге администрация разрешила детям из сел оставаться в интернате на выходные».

Конечно, не всем удается помочь — несправедливости и горя очень много. Но огромную поддержку дают читатели. Их комментарии и действия показывают, сколько вокруг хороших людей, которым не все равно. 

23 Елена Алейникова (Курск), заведующая отделением в больнице им. Семашко, работает с пациентами с коронавирусной инфекцией

В детстве Елена и не помышляла о врачебных подвигах — собиралась стать геологом. Родители выбор будущей профессии не одобрили, но раз уж химия и биология давались дочери легче остальных предметов, в качестве компромисса был выбран Курский государственный медицинский университет. 

После его окончания Елена пошла работать инфекционистом в городскую больницу, где за 15 лет прошла путь от рядового сотрудника до зав. отделением. И тут наступил 2020 год, принесший новый опасный вирус. Елена и ее коллеги оказались на первой линии обороны. 

«По большому счету, работа прежняя: те же пациенты, те же проблемы, люди так же нуждаются в нас, и мы им помогаем, — скромно отмечает врач. — Только вот костюм очень все осложняет — и саму работу, и контакт с больными. За пределами больницы жизнь вообще не изменилась как-то кардинально, разве что реже стали видеться с родными и друзьями».

Непростые 2020 и 2021 годы показали, кого можно назвать настоящими героями. Это врачи. Елена — одна из многих.  

Несмотря на ежедневные сложности работы в «красной зоне», Елена уверена: шанс на хороший исход есть всегда. Главная награда и радость для врачей сейчас — видеть, как тяжелый пациент постепенно выздоравливает и самостоятельно уходит домой. И таких случаев много. Пациенты, которым Елена помогла справиться с covid, благодарят ее в социальных сетях и жалеют только об одном: из-за «космической» защитной формы они так и не увидели ее лица и не узнают на улице, чтобы подойти и еще раз лично сказать спасибо.

Между тем сама Елена героиней себя совсем не считает: «Я по специальности инфекционист, так что с опасными заболеваниями сталкивалась и раньше. Сейчас основная моя поддержка — это семья, которая с уважением и пониманием относится к моей работе, к нагрузкам, и осознает, где я каждый день нахожусь. Спасибо моим близким за это».  

24 Светлана Лукьянова (Казань), соосновательница литературной школы и издательства только для женщин No Kidding Press

Сочинять истории Света начала раньше, чем научилась писать. Окончила филфак. И однажды завела вместе с бывшей однокурсницей блог о детской и подростковой литературе... 

У блога появились не только читатели, но и люди, мечтавшие стать его соавторами, правда, создавать подходящие тексты получалось не у всех. И тогда девушки решили: надо помочь людям научиться писать. «Нам понравились британские курсы Write Like a Grrrl, придуманные Керри Райан. Они дают необходимые инструменты, знания, поддержку, — говорит Света. — Мы прошли обучение у Керри и запустили такие курсы в Москве и Казани». Через год сбылась еще одна мечта – выпускать женские книги в собственном издательстве. «Теперь я писательница, редактор, лектор, преподаватель. Мы с Сашей издаем сборники рассказов, любая женщина может прислать нам текст —  неважно, где она находится, сколько ей лет, какой у нее опыт. Все это дает мне уверенность в том, что мой голос значим, и есть те, кто хочет его услышать».

25 Наталия Зуева (Москва), руководитель Горячей линии помощи неизлечимо больным людям благотворительного фонда «Вера» (8–800–7008436)

Наталия выросла в подмосковном Одинцово в большой и дружной семье — рядом были не только родители, брат, но и бабушки-дедушки. Помогать старшим родственникам и навещать их почти каждый день было обычным делом. Когда старики начали болеть, вопрос, кто и как будет ухаживать, даже не ставился — только семья. «Папину маму положили в больницу в Голицыно, — рассказывает Наталия. — Моя мама ездила к ней на электричке через день: кормить, мыть, ухаживать. Я была в четвертом классе, иногда сопровождала ее, но внутрь не заходила — ждала маму во дворе, потому что больница меня пугала. Мама рассказала, что бабуля лежит в дальнем углу палаты и к ней никто не подходит — «врачи отказались от нее». И, привлекая меня к себе, шепотом добавила: «Рак». Как будто этот диагноз должен оставаться тайной, о которой стыдно говорить вслух». 

Спустя много лет, когда рак обнаружили уже у мамы Наталии, о том, чтобы оставить ее где-то, где к ней никто не подойдет, не было и речи. Предстояло обустроить пространство в квартире с учетом всех нужд тяжелобольного, и на помощь пришли консультанты из фонда «Вера». Именно такая поддержка — когда тактично рассказывают, что происходит с организмом близкого человека, как к этому относиться, что важно делать — и была нужна. А потом, когда шел последний, самый сложный месяц и маму пришлось поместить в хоспис, Наталии объяснили, что нет ничего страшного в том, чтобы обратиться за такой помощью, ведь в одиночку справиться сложно, если не сказать невозможно. 

Однажды придя в фонд, Наталия так в нем и осталась — помогать уже другим. В 2016 году стало ясно, что с потоком обращений и просьб о госпитализации сотрудники не справляются, и было решено организовать Горячую линию, которую Наталия сейчас возглавляет. 

«Мы не можем взять на себя уход за болеющим человеком, но мы объясняем, где получить помощь»

«Наши операторы работают в основном с близкими пациентов, рассказывают, как отстоять права беспомощного человека, в какие госучреждения обращаться, чтобы получить паллиативную помощь, дают контакты, объясняют, как правильно сформулировать запрос, собрать документы, — говорит Наталия. — Обнадеживающий момент для меня состоит в том, что люди понимают: они не остались один на один со своей бедой и смогут обеспечить родному человеку жизнь без боли и одиночества».

Близкие Наталии по-разному относятся к ее работе: «Муж поддерживает во всем, сын, скорее, гордится, но не хочет знать деталей, пожилой отец просит делиться радостями, победами, а потом просто вздыхает. Но все сходятся в одном: фонд «Вера», помимо того, что помогает тысячам семей, еще и меняет отношение к неизлечимо больным людям, утверждая ценность и наполненность жизни до конца».

Истории других выдающихся россиянок читай на lisa.ru по тегу «героини нашего времени».

Рекомендуем