Но в его школу сразу пришли ребятишки из разных социальных слоев. С самого начала педагогический метод Штайнера был ориентирован на личность ребенка, а не на его социальное происхождение.Хотя Штайнер был ученым-философом, его взгляды на воспитание детей удивительно практичны. Именно он впервые заявил, что детство — уникальный период в развитии человека, к нему следует внимательно присматриваться, наблюдать, делать выводы. Интересно, что в его педагогике нет специальных приемов, это жизнь с ребенком, наполненная особым смыслом.

Каковы сами — таковы и сани

Помните старую шутку: «Сынок, делай так, как я говорю, а не так, как я делаю»? Вальдорфская педагогика подчеркивает, что детей мы воспитываем именно своими действиями, а не словами. Штайнер специально наблюдал за разными периодами человеческого развития и пришел к выводу, что первое семилетие жизни (период детства) — это возраст подражания. Именно подражание становится основной движущей силой для развития ребенка. Благодаря этому свойству малыш осваивает практически все самые необходимые навыки: прямохождение, речь, умение манипулировать различными предметами. Известно, что, если маленький ребенок попадает в звериную семью, он передвигается исключительно на четвереньках. И когда он (после 7 лет) оказывается среди людей, ему удается освоить прямохождение, но такой способ передвижения уже никогда небудет для него естественным. Дети немых родителей, не слышащие нормальной речи, тоже не могут заговорить, даже если с физиологией у них все в порядке. Ведь они просто не знают, как это делается!И в обычной семье малыши с поразительной точностью перенимают родительские жесты, интонации, поворот корпуса, они впитывают это с материнским молоком. Если вещи взрослых будут валяться по всей квартире на полу, то бесполезно требовать от ребенка, чтобы он складывал свою одежду в шкаф, а рубашки аккуратно развешивал на плечики. С какой точностью 3-летний малыш воспроизводит интонации папы, который говорит по телефону со своим клиентом! А 5-летняя девочка общается с куклой именно так, как мама с ней.И посему, говорят вальдорфские педагоги, пытаясь подогнать ребенка под определенный образ, сложившийся у вас в голове, начните с себя: вы сами соответствуете этому образу? Если мы небрежно сбрасываем ботинки, входя в дом, то ребенок будет делать это точно так же. Если после обеда оставляем на столе гору грязных тарелок и чашек, то не стоит ждать от малыша, что он вырастет аккуратистом. И объяснять словами, что такое хорошо и что такое плохо, занятие просто бесполезное.

Ритм жизни

Вся наша жизнь пронизана ритмом. Мы ритмично дышим, у нас есть определенные биологические ритмы дня и ночи, работы и отдыха, напряжения и расслабления. Но когда новорожденный появляется на свет, эти многочисленные ритмы у него не сформированы. Ему предстоит этому научиться.И вальдорфская педагогика большое значение придает ритмическому циклу ребенка. Прислушайтесь к собственному дыханию. Каждый ли слышит, как он дышит? Мы сначала интенсивно вдыхаем в себя воздух, делаем паузу, а затем выдыхаем энергию, переработанную внутри нас и потому ставшую уже отчасти своей. Концентрация и расслабление, восприятие и отдача — важнейшие моменты, которые должны присутствовать в жизни ребенка.Родители, увлекшись новомодными методиками раннего развития, нередко забывают об этом. А у ребенка, который перегружен интеллектуальной информацией, часто нарушается сон, он становится крикливым и беспокойным. Дело в том, что малыш буквально не в состоянии переварить обилие обрушившихся на него впечатлений.Давайте посмотрим, как устроен день в вальдорфском детском саду. Это не просто режим дня, это циклы концентрации и расслабления, которые поочередно сменяют друг друга.Итак, дети приходят в группу. Воспитательница ласково здоровается за руку с каждым, потом — общее приветствие. День начался, и ребенок осознает свое место в этом мире здесь и сейчас.После короткого приветствия — свободная игра. Это способ самовыражения. Именно в игре малышам необходимо пережить события и ощущения, которыми наполнена их жизнь. Детишки играют, а воспитатели рядом занимаются своими делами — готовят еду, шьют кукол, рукодельничают. Любой ребенок может к ним присоединиться, а может остаться в детской компании. К собственным желаниям малыша педагоги относятся с уважением: ребенок присоединяется к взрослым делам лишь в том случае, если ему самому того хочется. Его можно лишь пригласить к взрослому творчеству, но опять же — не словами, а действием.После свободной игры обычно происходит уборка. Это важный «собирательный» момент. Помните, в какие баталии превращается порой дома уборка игрушек? А в саду воспитательница начинает прибирать разбросанные игрушки, напевая немудреную песенку:Все на место положу,Аккуратно все сложу…И почему-товсе дети присоединяются к разбору игрушечных завалов, которые образуются после любой игры. Это еще один важный момент: все должно вернуться на свои места. Кукла — на кроватку в кукольном домике, ракушки, желуди, каштаны — в корзинку, шелковые платочки — на полку.Так же можно действовать и дома. У каждой куклы должно быть спальное место, и кукол не должно быть много. Иначе ведь не уследишь за всеми…После уборки — интенсивная музыкально-ритмическая игра. Здесь на первый план выступает воспитатель. В песнях и движениях он переживает явления природы, сельскохозяйственный цикл, а дети, настроившись на его ощущения, осознают свою причастность к большому миру. Такая игра требует высокой степени концентрации.После нее — снова расслабление, свободная игра на прогулке.Потом трапеза. Дети и взрослые садятся за общий деревянный стол, покрытый льняной скатертью или салфетками… А собственноручно нарезанный салат подается в красивых глиняных тарелочках.После обеда — сон в уютной кроватке под лоскутным одеялом, потом — полдник, лепка из воска или рисование.

Будни и праздники

Это тоже своего рода ритмичное чередование. Праздники обычно проводятся в духе народных традиций. И это не опостылевшие утренники, а настоящие праздники детской души. Дети не готовят специальные выступления для показа. В праздниках на полных правах участвуют все: и малыши, и ребята постарше, и воспитатели, и родители — роль пассивных зрителей здесь просто не предусмотрена.На праздник урожая все вместе прямо в группе пекут пироги с капустой, каждому малышу дарится корзинка с осенними дарами и какая-нибудь особая «урожайная» игрушка. А промозглым ноябрьским вечером с горящими разноцветными фонариками вся теплая компания отправляется на поиски клада, который оставили добрые гномы. Кстати, таким образом удается сгладить остроту детских страхов, приходящуюся как разна 5—6 лет.Рождество невозможно представить себе без традиционного спектакля о Чуде. Масленица — пожалуй, самый веселый и бесшабашный праздник. Вооружившись трещотками и деревянными погремушками, нарисовав яркий румянец во всю щеку, все вместе отправляются в лес на особую масленичную поляну. А там уже санный поезд, хороводы, прыжки через костер и даже катание на лошади (под ее лоскутным покровом скрываются два чьих-нибудь папы).И взрослые, умудренные опытом, солидные папы и мамы веселятся, как дети. На Пасху катают разноцветные яйца, пекут куличи. Дети непременно пекут в группе маленькие куличики, сами их украшают и гордо приносят домой.К каждому празднику делаются подарки (а как же без них?). Но только не родительский комитет их закупает, как это бывает сегодня в большинстве случаев. Подарки рождаются в теплых руках мам, бабушек. Это могут быть и пестрые лоскутные мячики, и настоящие куклы, и ангелы, и даже гномики, свалянные из шерсти… А чтобы папы не чувствовали себя в стороне от общего процесса, им поручаются деревянные игрушки. И ничего, вечно занятые мужчины вполне справляются с задачей, порой проявляя недюжинные таланты!Вальдорфцы вообще предпочитают естественные материалы. Если лепить, так из ароматного пчелиного воска, если строить, так из дерева, если шить, так из мягчайшего шелка или теплой шерсти. И в самом деле, натуральные материалы обладаюткакой-тоособой энергией и притягательностью.

О раннем развитии

Последователей Штайнера нередко упрекают в том, что они поздно начинают учить детей писать и считать. Да, в вальдорфском саду нет специальных занятий по развитию речи, счету, письму. Педагоги видят свою задачу в другом. С малышами много занимаются развитием мелкой моторики, ручным трудом. И занятия строятся на практической, живой деятельности.Взять, например, умение классифицировать предметы. Сколько придумано дидактических игр для того, чтобы «находить лишнее», «составлять пары», «подбирать аналогии»! Чего там только нет: то попугаи среди жирафов, то васильки среди кактусов.Но когда2-летнийкроха начинает сортировать бумажные карточки с неведомыми зверюшками,что-тов этом есть… противоестественное.Хорошую идею выдвигают вальдорфские педагоги — классифицировать предметы по принципу здравого смысла. Когда все игрушки малыша сваливаются в один ящик, возникает ощущение хаоса. Лучше, если для игрушек отведен шкаф или этажерка, а для каждого вида — своя коробочка или корзинка. Где удобнее хранить кубики? У них ровные грани, их можно аккуратно уложить в коробку. Туда же отправится и прочий деревянный строительный материал.А вот корзинки для ракушек, шишек, каштанов… Можно ничего не объяснять малышу, просто изо дня в день после игры вместе с крохой собирайте ваши сокровища. И он заметит, что шишка, попавшая в корзинку с ракушками, здесь лишняя. И сам положит ее куда надо, а не запихнет под кровать.В такого рода классификациях есть глубокий практический смысл: наводится порядок, комната становится уютной, а в нужный момент всегда можно найти то, что требуется.Вальдорфские педагоги поощряют свободное экспериментирование с предметами. Что будет, если на маленький камешек установить большой? Не получается? А наоборот? Взрослый не диктует, что нужно делать: ценно именно самостоятельное решение.Особое внимание педагоги уделяют развитию творческих способностей. При этом здесь нет специальных занятий, направленных на обучение. Рисование, или «игра с красками», учит детей находить решения, не привязанные к шаблону. Незаметно, исподволь развиваются и музыкальные способности, слух, чувство ритма. Воспитатели много поют и играют на музыкальных инструментах. Ксилофон, лира, флейта всегда доступны детям, они могут и сами поиграть на них или использовать их в самостоятельной свободной игре.Говорят, после вальдорфского сада детям трудно адаптироваться в обычной школе. Все индивидуально и зависит от ребенка, от того, насколько он готов к школе, насколько сильна его мотивация к учебе. После детского сада одни дети идут в вальдорфскую школу, а другие — в обычную. И все вполне успешно адаптируются в новой среде.

Подпишись на канал Lisa в Яндекс.Дзен