Desktop [1320] Ipad [990] Tablet [660] Mobile [100%]

Лайма Вайкуле: «Мои правила жизни сегодня могут показаться старомодными»

«Я не предам, не оставлю в беде друга. Мне важны совесть, честность — не модные в наше время качества. Пора бы поменяться, но не получается».

Лайма Вайкуле: «Мои правила жизни сегодня могут показаться старомодными»
PR

«Лиза»: Не хочу обсуждать с вами политику, но не могу не спросить о высказывании про гастроли в Крыму: удивило ли вас, как одна оброненная фраза может всколыхнуть общество?

Лайма Вайкуле: Нет. Но, скажем так, многое объяснила. Раньше я просто не понимала, что такое зависть и озлобленность, поскольку сама никогда этих чувств не испытывала.

Лайма Вайкуле: «Мои правила жизни сегодня могут показаться старомодными»

Л.: Что же на самом деле произошло?

Л.В.: Меня спросили — я честно ответила. Но в результате журналистка, которая брала интервью, выдала свою фразу за мою. Возможно, она и не думала, что так получится, но другие тут же подхватили, реакция нарастала как снежный ком. Начался какой-то фарс. Меня уже не слушали, никому не была нужна правда. Когда понимаешь, как много людей, готовых так стремительно смешать тебя с грязью, испытываешь странные чувства. Но пусть будет и такой опыт.

Л.: Таите обиды?

Л.В.: Нет, у меня быстро все проходит. Любить гораздо приятнее.

Л.: Вы человек довольно опытный в шоу-бизнесе, а это ведь тоже не самый добрый мир.

Л.В.: Он разный, но такого я не помню.

Л.: А приятно вас еще что-то способно удивить в профессиональной среде?

Л.В.: Конечно! Опыт и возраст здесь ни при чем, сколько работаю, столько и удивляюсь.

Л.: Например?

Л.В.: У меня в Юрмале есть фестиваль «Лайма. Рандеву». Работая над ним, я испытываю и удивление, и радость — от встречи с молодыми певцами. Именно в совместной работе, когда записываешь с кем-то дуэт, вдруг понимаешь, что за человек этот артист, командный игрок и хороший партнер или солист-одиночка. Недавно репетировала вместе с группой Brainstorm… Какие же это прекрасные люди! Ренарс Кауперс — открытый, нежный, трогательный человек. Так же, именно на репетиции, я поняла, насколько Лолита талантлива. Я и раньше это подозревала, но личное впечатление было просто огромным.

Л.: Эстрада не для слабаков, согласны?

Л.В.: Дело не в силе, а в стержне: он обязательно должен быть у человека, выходящего на сцену.

Лайма Вайкуле: «Мои правила жизни сегодня могут показаться старомодными»

Л.: С ним рождаются или такое можно в себе воспитать?

Л.В.: Наверное, все-таки это врожденное качество. Когда в детстве я только начинала выступать, у меня была песня со словами: «А я не мамина, а я не папина. А я на улице росла, меня курица снесла». Что я могла знать обо всем этом тогда? Но этот текст очень хорошо ложился на мой характер. Уже тогда я любила все решать сама.

Л.: Лучше, когда песня подходит характеру исполнителя или, напротив, когда он может что-то «сыграть»?

Л.В.: Когда песня «ваша» — это счастье. Наверное, так бывает у исполнителей, которые сами себе пишут. Не зря говорят, что некоторые авторы сколько ни сочиняют, а все одна песня получается (смеется).

Л.: Пишете для себя?

Л.В.: Никогда! Разве что могу слегка поправить готовую песню, но это не серьезно. Для того чтобы сочинять, нужны смелость и талант. Смелости-то мне не занимать, но писать музыку — точно не мое (улыбается).

Л.: Мы хорошо помним ваши давние шлягеры — «Вернисаж», «Скрипач на крыше», «Еще не вечер»… Сложно сейчас повторить такой успех?

Л.В.: У меня есть свежие композиции, которые могли бы стать такими же хитами. Но я ничего специально для их раскрутки не делала и не буду. Не умею навязываться, наверное, это мой недостаток.

Л.: Но ведь и раньше не умели, а песни звучали…

Л.В.: Тогда рядом был Илья Резник: он брал меня за руку и вел на радио или на ТВ со словами: «Лайма, ты должна быть здесь». Я думала: «Господи, что он творит?» Но именно так и действует хороший продюсер. Благодаря ему и, конечно, Раймонду Паулсу и случался успех. Их песни, как, например, «Я вышла на Пикадилли», становились любимыми безо всякой раскрутки, после первого же исполнения на концерте.

Л.: Какую музыку вы сами слушаете?

Л.В.: Тишину. Когда сижу у моря, не хочется включать никакую музыку, видимо, дело в том, что моя жизнь просто переполнена ею. Но, надеюсь, однажды музыкальный голод вернется. Последние мои сильные привязанности были связаны с рокерами Limp Bizkit и рэперами House of Pain. Возможно, из-за того, что участником этих коллективов был сын моей подруги (латвиец Леорс Димантс, он же DJ Lethal. — Прим. авт.). А еще, конечно, вечная моя любовь — это джаз. Его я всегда слушала и исполняла.

Лайма Вайкуле: «Мои правила жизни сегодня могут показаться старомодными»

Л.: Похоже, со временем ваши вкусы не сильно изменились.

Л.В.: Но это не значит, что я не воспринимаю новое. Важно ко всему относиться без стереотипов. Очень часто в спешке отрицаешь то, что тебе заведомо кажется неблизким. Но если отпустить предрассудки, то все может быть воспринято иначе. В музыке главным для меня были и остаются искренность и чувственность, а вот жанр значения не имеет. Пожалуй, вы правы, можно сказать, что мои музыкальные вкусы не очень меняются.

Л.: А в моде, еде?

Л.В.: То же самое. Я всегда любила спортивный стиль — вещи, в которых можно и на пенек сесть, и на вечеринку пойти. Мне должно быть удобно. Что касается еды, то я не гурман. Завидую тем, кто любит вкусно поесть, но для меня это просто топливо, не более того.

Л.: Люди вообще меняются со временем?

Л.В.: Конечно! Но ведь говорят, что нас формирует окружение. А оно у меня тоже прежнее. Но я вижу, как все вокруг переменчиво. В юности мы с друзьями и коллегами могли часами сидеть на кухне и просто разговаривать — это было огромное удовольствие. А сегодня все заняты собой, и это удивительное ощущение, которое дает только живое общение, потерялось.

Л.: Думаете, вы современный человек? Л.В.: Мне кажется, да. Я, может быть, не так ловко разбираюсь в Интернете, как 18-летние ребята, но на это мне просто не хватает времени. Будь его побольше, уже давно бы во всем разобралась.

Лайма Вайкуле: «Мои правила жизни сегодня могут показаться старомодными»

Л.: У вас есть странички в соцсетях. Ими занимаются помощники?

Л.В.: Нет-нет, я все сама могу.

Л.: Появление у вас «Инстаграма» — это любопытство или дань обстоятельствам, мол, у всех есть, надо и мне?

Л.В.: Сначала был чистый интерес — что это такое и как все устроено? Разобралась и увлеклась. А установка «у всех есть, будет и у меня» — вообще не мой случай.

Л.: Тогда вспомним ваш случай. Была на Первом канале передача «ДОстояние РЕспублики». Однажды в студии я наблюдал, как во время выступления вы начали танцевать с журналистами, а один из них в шутку шлепнул вас по попе. Вы ответили такой же шутливой пощечиной.

Л.В.: Да, я тоже это помню (смеется).

Л.: Другая бы разозлилась, а вы улыбались.

Л.В.: А на что злиться? Я люблю баловство, если оно не злобное. Было бы иначе, этот парень получил бы по‑настоящему — рука у меня тяжелая. А флирт, даже такой хулиганский, уместен в любой ситуации.

Л.: Можете вспомнить момент абсолютного счастья?

Л.В.: Конечно, это юность беззаботная. Когда ты сидишь с подружками, пьешь кофе и ничего тебя не огорчает. Хорошо помню, как единственный раз в жизни я произнесла вслух, что абсолютно счастлива.

Л.: Когда и где?

Л.В.: Япония, год примерно 1991-й.

Л.: Что же там случилось?

Л.В.: Не знаю. Было ли это связано с тем, что мне очень понравилась культура этой страны, или всему виной успех и тепло, с которым меня принимали. А Андрей (Латковский, гражданский супруг певицы. — Прим. авт.) тогда в шутку сказал, мол, дело в том, что мне впервые в жизни заплатили 100 тысяч. Раньше мы таких денег в глаза не видели.

Л.: Да ладно, из-за денег?

Л.В.: Говорю же, это шутка. С деньгами то ощущение никак не связано, они никогда не имели для меня большого значения. Я не тот человек, который копит или бесконечно покупает себе украшения. В советское время была, наверное, очень богатой: работала в ночном баре, получала тысячу рублей в месяц плюс чаевые и не знала, куда это все девать. А потом случился кризис, я, как все остальные, потеряла деньги. Помню, мама тогда давала мне на трамвайный билет.

Л.: Переживали?

Л.В.: Нет, даже сейчас, спустя время, понимаю: вообще не переживала. Деньги легко уходили, легко приходили. Хотя «легко» не то слово: на самом деле я работала семь дней в неделю, а шесть из них ложилась спать не раньше семи часов утра. Но самое смешное, что я ничего так и не скопила.

Л.: А как же привычки, требующие вложений? Вы легко отказываетесь от комфорта?

Л.В.: Отвыкать сложно, но ведь удобство не самое главное в жизни. Правда. Тем более что человек так устроен, что приспосабливается ко всему.

Л.: Вы сказали, что моменты счастья остались в юности. Почему сейчас так не бывает?

Л.В.: Все дело во взрослении. Ты становишься старше, появляется семья, начинаешь обращать внимание на происходящее в мире. И что видишь? Пожары, потопы, войны, на планете заканчивается пресная вода, кто-то бросает детей или обижает животных — все это не может не волновать. Не очень понимаю, как быть беззаботной и радостной, если знаешь о таких вещах.

Л.: Вы как-то решаете социальные проблемы на бытовом уровне? Может, котов бездомных подкармливаете или воду дома экономите?

Л.В.: Делаю именно то, что вы перечислили. Слежу за тем, чтобы дома без надобности не лилась вода. Счетчики стоят (улыбается). Помогаю животным. У нас около дома живет дикая кошка, которая регулярно приходит на порог. Мы ей домик построили, подкармливаем, даже собаки мои ее уже признали. Но в руки не дается. Видимо, настоящая латышка. Нас же не приручить.

Подпишись на канал Lisa в Яндекс.Дзен