Люблю перечитывать роман Анатолия Мариенгофа «Мой век, мои друзья и подруги». Есть в нем строки, которые я выучила почти наизусть: «Отцы, матери, умоляю вас: читайте дневники ваших детей, письма к ним, записочки, прислушивайтесь к их телефонным разговорам, входите в комнату без стука, ройтесь в ящиках, шкатулочках, сундучках. Умоляю: не будьте жалкими трусливыми интеллигентами! Не бойтесь презрительной фразы вашего сына или дочери: «Ты что, шпионишь за мной?» Это шпионство «святое». Сам писатель пережил трагедию — сын покончил с собой, когда ему не было 18 лет…

Я, вооруженная чужим родительским опытом, думала, что с моими детьми ничего подобного не случится.

Да, подобного, слава Богу, не случилось. Но случилось ужасное — мой ребенок попал в секту. Я намеренно не буду говорить о том, кто попал в секту — сын или дочь, потому что угодить туда могут и юноши, и девушки. Важно, что в секте оказался мой ребенок, мое дорогое и любимое запутавшееся дитя.

Счастливое детство

Своих детей мы с мужем старались развивать в разных направлениях.

Мы много вместе читали, смотрели фильмы, общались, старались выслушать, объяснить, рассказать. Учеба давалась ребенку легко, в тетрадях и дневниках красовались четверки и пятерки. Лишь изредка были замечания по поведению, но наказаний и ссор по этому поводу не было. Кроме школы, были еще занятия спортом и музыкой. За шестнадцать лет не пристрастился ни к сигаретам, ни к алкоголю, ни к тусовкам. У ребенка получалось все, за что он брался, — тренер хвалил, педагоги школы искусств пели дифирамбы. Подумывали о поступлении в музыкальный колледж. Но я не настояла на получении музыкального образования. Спорт закрыл для нас двери из-за полученной травмы, а еще… Пришла беда, которую не ждали.

И вот пришла первая любовь… Неразделенная, к сожалению, — его считали лишь другом

Тревожное время

В семье начались серьезные проблемы — у нас, у родителей.

Мы тратили на их решение много времени. Ребенок, будучи думающим подростком, пытался, как оказалось, разобраться в них самостоятельно. Начал искать литературу, активно общался в Интернете. На семейные проблемы наложилась и первая любовь — к сожалению, не взаимная. Естественно, первоначально любимого человека воспринимаешь как святого. Поэтому по его совету ребенок начал заниматься йогой. Я не увидела в этом ничего страшного, тем более что вакуум из-за отсутствия занятий спортом требовал заполнения, и были последствия травмы, которые можно было исправить с помощью определенных упражнений.

Его странные друзья

Затем, видимо, пытливому подростковому уму захотелось дойти до более серьезных истин.

Он полез в Интернет, а там — приглашения на разные курсы по развитию. Сначала бесплатные — для самопознания. Потом лекции за деньги, для дальнейшего просвещения. Про это ребенок нам уже не говорил, мы узнали об этом позже. Начинались эти «уроки» всегда одинаково, за полчаса до их начала возжигались благовония, лилась заунывная музыка, как оказалось, настраивающая на определенный лад. И здесь никакой звоночек не сработал в моей голове. Хотя странность происходящего мы чувствовали уже тогда, но не понимали, насколько далеко это все зашло. Думали, пусть попытается постигнуть истину. У каждого своя дорога. Надеялись, что это очередная блажь, их было немало за годы взросления. Все прошло со временем, надеялись, и это само собой развеется. Ведь ребенок дома, рядом, не на улице с сомнительными компаниями, не пьет, не курит, наркотики не употребляет. Проблем с наличными у подростка не было, подрабатывал в компании быстрого питания, учился хорошо.

Он отказался сообщить нам адрес своего нового дома. Сказал, что его соседи не хотят видеть в нем чужих родственников

Следующим шагом погружения в секту стала поездка в Крым. Куда ребенка якобы отправила известная московская фирма. Перепроверять эти данные мы с мужем не подумали, билеты не проверяли. На тот момент у нас были доверительные отношения.
Из Крыма ребенок приехал в странном состоянии. Он привез нам сувениры, но молчал и постоянно слушал что-то через Интернет. Толком не спал, доучивался в школе на автопилоте, как сдал экзамены — большая загадка.

Начались регулярные поездки к «друзьям». Причем о них не очень хотел рассказать нам, близким. Любую информацию вытягивали клещами. На просьбы привезти новых друзей домой не откликался. Фотографий с вечеринок или других мероприятий, где якобы бывал ребенок, не было…

Личный опыт: история домашнего насилия

После окончания школы учиться в вузе ребенок отказался. На работу поехал в столичный город, поселился на съемной квартире вместе со знакомыми. В выходные ребенок был дома, но адрес проживания сообщить отказался, мотивируя это тем, что другие не хотят видеть чужих родственников в квартире. Напряжение нарастало и завершилось скандалом и уходом из дома.

Общение постепенно сошло на нет. Но мы продолжали следить за новостями в жизни ребенка через соцсети. Личное фото было заменено на ничего не значащий пейзаж. Оказалось, что у него в друзьях в соцсетях есть и другие ребята с похожими картинками на аватарках.

Секта в законе

Сопоставив все факты, мы поняли, что сами решить проблему не сможем. Обратились к специалистам.

Ответ был неутешительным. Оказалось, что у нашего ребенка — стопроцентное попадание в секту.

Мы и не подозревали, что в России и во всем мире так много сект!

Мы перечитали много литературы, посмотрели цикл программ «Тайна ложных учений» Александра Дворкина. Стало понятно, что бороться с сектантами почти невозможно. Например, адепты тоталитарных сект «Аум сенрикё» и «Свидетелей Иеговы» лишь недавно стали вне закона в России. А до недавнего времени распространяли учение почти свободно.

Преодоление трагедии: 5 вдохновляющих историй из жизни звезд

Нам посоветовали возобновить общение с ребенком, не говорить о секте, не убеждать, покорно ждать, раз так получилось. Мои знакомые в соцсетях помогли дельными советами. Хотя, почуяв беду, на меня налетели разные ясновидящие, гадалки и экстрасенсы со своими предсказаниями, стараясь нажиться на нашем несчастье. Мы на это все не повелись. Не знаю, как ведут себя другие родители в отчаянии.

Трудный путь домой

Сколько слез я выплакала, размышляя над случившимся…

Целый год длилась эпопея с выстраиванием отношений, попытками вернуть из секты в семью. Как оказалось, бывают случаи возвращения сектантов к реальности. Но она многих не устраивает. И бывшие сектанты находят другие секты, предпочитая выдуманные миры настоящему.

Нам повезло. Ребенок вернулся домой. Мы расспросами его не изводили — так советовали специалисты. Учиться в институте не стал, работу выбрал, мы и этому рады. Сейчас мы продолжаем общаться, не заставляем принимать свои взгляды, чтобы не сломать ростки налаживающегося взаимопонимания. Что будет дальше — сложно сказать.

Теперь предостережения Анатолия Мариенгофа я могу дополнить своими, проверенными на горьком родительском опыте: «Доверяй ребенку, но проверяй, как можно чаще. И не всегда говори, что ты знаешь о нем, пытайся осторожно исправить сложившуюся ситуацию».

От души советую

Насторожитесь, когда подросток много времени проводит в Интернете, слушая лекции.

Послушайте их вместе, убедитесь, что там нет ничего плохого.

Держите руку на пульсе, слушайте и слышьте своих детей.

Просматривайте записи, дневники, аккаунты в соцсетях.

Когда нужно решать свои проблемы, привлекайте к их решению детей, особенно. Когда они взрослеют. Мы нужны нашим детям, а они — нам.

Фото: ShutterStock/Fotodom.ru

Подпишись на канал Lisa в Яндекс.Дзен