«Лиза»: Виталий, у вас двое сыновей. Наверняка просмотр футбольных матчей — одно из любимых времяпрепровождений?

Виталий: Я бы так не сказал (улыбается). Честно признаться, до съемок в сериале «Вне игры» футбольная тема была мне не так близка. Например, в детстве я увлекался совсем другим видом спорта — был членом сборной Москвы по дзюдо. И вся моя юность была посвящена борьбе. И только недавно старший сын пристрастил меня к футболу — вместе мы болеем за «Ливерпуль» и любим посмотреть какие-то знаковые матчи. Но так, без фанатизма.

Л.: Оказавшись по другую сторону футбола, стали ли вы по-другому относиться к этому виду спорта?

В.: В сериале снялись мальчишки из настоящей футбольной школы «Локомотив», а я был их жестким, солдафонистым тренером. И этот опыт стал для меня настоящим откровением. Во-первых, я всегда думал, что тренировать кого-то, тем более молодых мальчишек, — это такая творческая профессия, сродни педагогической. А мой персонаж совсем не такой. Как мне потом объяснили сценаристы, его характер был списан с реально существующего тренера. Лично я бы не хотел бы к такому попасть (смеется). Во-вторых, полагал, что жизнь у мальчишек, которые хотят стать футболистами, более свободная. У них очень плотный график — ранний подъем, тренировка, потом съемка, уроки и снова вечерняя тренировка. Если хочешь стать футболистом, надо очень много трудиться. Я это знал, но не представлял насколько. И при всем при этом не все из них станут звездами футбола. А кем тогда стать? Куда им дальше идти, что делать? Сто раз подумаешь на месте родителей, а стоит ли вообще отдавать ребенка в футбол. Ведь жизнь этих мальчишек посвящена только футболу и больше ничему. Для своих сыновей я бы такого не пожелал. Но ведь и в актерской среде так: ежегодно выпускают сотни артистов. А знаменитыми становятся единицы.

Ирина Дубцова: «Моя заветная мечта — дочка»

Л.: Если бы у вас не сложилась актерская карьера, вы бы кем стали?

В.: Прежде, чем пошел в актеры, я собирался поступать в российское мореходное училище. С морем у меня до сих пор трепетные отношения. Сейчас уже и не вспомню, по каким причинам меня тогда не взяли — математика, наверное, плохо пошла. Зато взяли на морфлот в армии.

Л.: Раз уж мы заговорили о море, расскажите, как любите отдыхать?

В.: Активно. В свободное от съемок время люблю поплавать в бассейне, сходить в баньку, поработать в тренажерном зале — надо же себя в форме поддерживать (улыбается). Еще люблю путешествовать. Недавно с детьми ездили в Диснейленд. В свои 52 года я побывал там впервые и не понял его прелести: выжидаешь огромную очередь, чтобы прокатиться несколько секунд на аттракционе? Наверное, мое время прошло (смеется). А вот мой младший сын светился от счастья: и туда хотелось забежать, и там побывать. В прошлом году мой товарищ вытащил нас в путешествие на яхте. Мы с детьми ходили под парусами по Адриатике — и вот это действительно завораживает. Ощущения невероятные и полная свобода ото всего — весь груз нерешенных проблем просто падает. Вкусная пища, свежая рыба, которую ты ловишь сам, остановки в разных местах, новые знакомства, шторм — словом, сплошная романтика! А стоит ненамного дороже, чем отдых в каком-нибудь отеле.

Максим Аверин: «Ненавижу, когда говорят, что нужно беречь себя»

Л.: Сейчас все мужское население приковано к экранам телевизоров. Посоветуйте нашим читательницам, как перевести внимание вторых половинок с чемпионата мира по футболу на себя?

В.: Девушки, родные, не трогайте нас, мужчин, пожалуйста (смеется). Я вот смотрю на своего мальчишку и понимаю, что это просто бесполезно. Лучшее решение — это поддержка. Ведь для того, чтобы сохранить семью, надо играть в одной команде. Вот увидите, отношения станут от этого только крепче.

Фото: архивы пресс-службы
Вас может заинтересовать
Новости партнеров