Источник: архив пресс-служб

Вы — серьезный драматический актер, играете в театре, при этом много снимаетесь для телевидения, одно другому не мешает?


— Я принципиально сократил свое присутствие на телевидении. Сейчас я с братом веду программу «2 Верник 2», это наш продюсерский проект. Это пространство для беседы с близкими людьми, актерами, музыкантами. А в театре у меня, действительно, много интересных работ. Это и спектакль «Бег» по сильнейшему роману Булгакова, премьера которого состоялась только что.

Играют прекрасные актеры, это первый спектакль Сергея Васильевича Женовача в МХТ, знаковый для нас. Это и «Иранская конференция» в Театре наций по потрясающей пьесе Ивана Вырыпаева, где играют блистательные актеры Ксюша Раппопорт, Ингеборга Дапкунайте, да вообще мощнейший актерский состав. Это и очень громкий проект — спектакль Кирилла Серебренникова «Нуреев», где я также сыграл. Как вы видите, работа на телевидении, в театре, да и многие другие дела, которыми я занимаюсь, прекрасно сосуществуют, не мешая одно другому.


Вы кажетесь очень позитивным человеком (и дело не в фирменной улыбке), откуда эта неиссякаемая энергия?


— Я часто задумывался о том, например, откуда такая энергия у моего папы, которому на днях исполняется 95 лет. Это человек, бесконечно влюбленный в жизнь, в людей, в талант, в самых разных его проявлениях, человек, интересующийся всем, что происходит в жизни его любимых и близких людей, вообще в мире. Ему все интересно, он все хочет знать, он во все включен, и это его питает, является его источником. Любовь, позитив рождают очень много взаимного, дают много обратной энергии.

Я много работаю, и иногда после съемочного дня приходя на спектакль, понимаю, что совсем нет сил. У меня есть свои способы быстро восстанавливаться: я ложусь на 10 минут перед спектаклем или на съемочной площадке и таким образом восстанавливаю силы. А кроме этого, когда ты выходишь на сцену с прекрасными партнерами, и ты занимаешься тем, что тебе нравится, ты подпитываешься.

Секрет неиссякаемой энергии заключен в правильном выборе своих действий. Ты делаешь то, что любишь, и это твой атомный реактор, который и вырабатывает энергию. А в тебе ничто этому не сопротивляется, и все стимулирует, дает движение. 


Можете вспомнить проект в театре или кино, который стал для вас настоящим вызовом? 

— Это, конечно, спектакль «Номер 13 Д», который несколько лет назад сделал Володя Машков, и мы впервые сыграли его в МХТ. Это любимый спектакль Олега Павловича Табакова, и когда он его увидел, сказал: «На этом спектакле родился актер Игорь Верник!» Я пошутил, что вроде бы я родился давно. Но в каком-то смысле он прав. Потому что спектакль «Номер 13 Д» стал той отправной точкой, после которой изменилась моя актерская и театральная судьба, и у меня появились такие замечательные роли, которые я сейчас играю.
Источник: архив пресс-служб

«Жуки» — это во многом сатира на современную молодежь, которая «застряла» в интернете. А вы чувствуете себя уверенно в веке высоких технологий? Понимаете новое поколение, легко находите общий язык с сыном?


— С сыном у меня идеальные отношения, думаю, он скажет то же самое. Мы с ним не только отец и сын, но и близкие люди и уже, можно сказать, друзья. Потому что есть вещи, о которых я могу с ним посоветоваться, мне интересно его мнение. И то же самое происходит с его стороны. В такие моменты уже можно говорить о дружеских отношениях.

А что касается высоких технологий, то я себя чувствую совершенно органично, пользуюсь и гаджетами и соцсетями, мне все это интересно. И странно существовать по-другому в наше время. Интернет сегодня — сумасшедшая возможность получать таком объем информации, который даже представить было нельзя несколько лет назад.

Другое дело, что информацию эту надо дозировать. И сериал «Жуки» как раз про это. Кроме интернета есть и другая жизнь, жизнь вне металлической коробки. И когда ты окажешься вне помощи, вне интернета и вне благ, заключенных сегодня гаджетах, то как раз и видишь другую жизнь, в которой есть своя привлекательность. Несколько раз у меня было такое, что телефон прямо на глазах переставал работать. Первые секунды казалось, что вся жизнь остановилась. А еще через несколько минут ты понимаешь, что все продолжается и все функционирует. 

Вы пошли по стопам отца и выбрали творческую профессию, ваш сын тоже решил связать жизнь с кино. Не было мысли отговорить его, наставить на другой путь? 


— Я уважаю выбор своего сына. Я рос в большой семье, в актерской, творческой среде, впитывал все это в себя, так же и мой сын. Эта воронка не могла его не затянуть. Как бы он не старался и не абстрагировался от этой профессии, шансов выбрать что-то другое у него почти не было. Уж очень манкая эта профессия!  И он пошел по стопам отца и деда, у него была к этому предрасположенность. А дальше все зависит от его трудолюбия, от везения и удачи, от многих факторов. 

Вы — весь в работе, сын — тоже на съемках, находите время друг для друга? Нет ощущения, что семейная жизнь проходит мимо?


— У меня яркая семейная жизнь, которая вообще является основой моей жизни. Так было всегда, так было, когда я еще жил с родителями. Мы очень держимся друг друга, и несмотря на работу и дела, всегда находим время для общения. У нас же стало традицией устраивать семейные ужины, поздние ужины, где мы с отцом, братом и сыном можем что-то обсудить. У нас очень много времени, которое мы проводим вместе, но дело не в количестве, а в качестве. Дело в том, как ты проводишь это время.

Мои родители дали нам с братом столько любви, столько внимания: мы были всегда рядом с ними, слышали их разговоры. И это во многом нас сформировало. То же самое у Гриши. Он много времени проводит со мной, с моим братом, с дедушкой. Мы многое обсуждаем, он все слышит, он — участник наших разговоров. Это воспитывает его, питает и формирует.

Если бы я где-то читал о какой-то модели общения между отцом и сыном, если бы я рисовал себе какую-то идеальную модель общения, которую хотел бы видеть в своей семье, то нарисовал бы именно ту, которая сейчас у меня есть. 


«Жуки», с понедельника по четверг в 20:00 на ТНТ

Подпишись на канал Lisa в Яндекс.Дзен