— Три года назад вы стали художественным руководителем Московского областного ТЮЗа. Зачем вам, востребованной актрисе, такая тяжелая ноша?

— Да, нелегкая, но я ни секунды не жалею. Дело в том, что я очень люблю детей и театр воспринимаю как настоящее просветительство. Это очень важно, на мой взгляд. И потом, несмотря на востребованность, у меня не всегда была возможность играть те роли, о которых я мечтаю. Здесь я могу воплощать свои желания: так получилось, например, с «Леди Совершенство» и с «Пятью вечерами». И все от этого только выиграли — и я, и театр.

— Роль в спектакле «Про мою маму и про меня», за которую вы получили премию «Звезда театрала», тоже была вашей мечтой?

— Не совсем. Я ничего не знала о существовании этой пьесы, но, прочитав, сразу поняла, что ее необходимо ставить. И что мне очень важно в ней сыграть. Это умная, тонкая и, главное, очень полезная пьеса Елены Исаевой для подростков и их родителей, отношения которых порой складываются, мягко говоря, непросто. В ней мама помогает дочке в выборе жизненного пути, а дочь маме — в поисках любимого человека, в общем, они — настоящие подруги.

— У вас с дочкой такие же теплые отношения? Она ведь совсем взрослая.

— Да, именно такие. Я всегда считала, что ребенку надо быть не учителем, а другом. Важно, чтобы дети не стеснялись говорить с мамой и папой о том, что их действительно волнует. А если ты все время читаешь нотации, то какая может быть откровенность?

— Но ведь у родителей есть еще контролирующие и оберегающие функции. Как все это совместить с дружбой?

— Сложно, но мне удается. Главное, с самого начала найти верный путь, а не искать его, когда ребенку исполнится 15 лет. Например, на каждые каникулы я старалась куда-нибудь уехать с Настей вдвоем. Мы общались, обе получали от этого огромное удовольствие
и, естественно, вели себя, как подружки.

— Неужели вам действительно удавалось обходиться без замечаний и разнообразных «нельзя»?

— Да. Просто с самого раннего детства я не запрещала, а объясняла, почему не надо делать то или это. Ребенок — не дурак, он поймет, просто нужно приложить усилия и потратить время. У нас сейчас дети больны гаджетоманией. И виноваты в этом родители: мама сует ребенку айпад с играми, а сама идет болтать с подружкой. А детям надо уделять внимание. Много внимания. Я до сих пор, какой бы усталой ни была, читаю на ночь сыну (хотя он сам давно умеет и любит читать). Сейчас, например, «Белеет парус одинокий» Валентина Катаева. Это так же важно и естественно, как помолить малыша перед сном.

— Сына вы воспитываете так же лояльно, как и дочь?

— Еще лояльнее (смеется). С Настей было проще, все-таки девочкам всегда легче понять друг друга. У мальчиков все совсем по-другому, это отдельная планета. И какая-то невероятная любовь. С Ильей я, наверное, слишком мягкая, но по-другому просто не получается. Саша (Александр Нестеров — муж Нонны Гришаевой) иногда бывает строгим.

— Спорите по поводу воспитания Ильи?

— Мы не всегда сходимся в этих вопросах. Например, сын попросил на свое 10-летие планшет. Дедушка, бабушка и папа скинулись и вручили ему этот гаджет. А я принципиально отказалась в этом участвовать! Придумала свой подарок — квест «Звездные войны». И книжку, конечно.

— Семья, кино, театр… Как вас на все хватает?

— Не хватает. Организм не всегда справляется. Недавно прошла премьера мюзикла «Джуди» (режиссер Алексей Франдетти), в котором я играю знаменитую голливудскую актрису Джуди Гарланд. Наверное, я шла к этой роли всю жизнь. Репетиционный период был тяжелым, и перед выпуском я так устала, что заболела.

— Ваша героиня в этом спектакле, кстати, тоже не очень здорова.

— Да, я уже думала о том, что роли магическим образом влияют на мою жизнь: со мной начинает происходить то же, что и с героинями.

— Например?

— Перед тем как выйти второй раз замуж, я в трех спектаклях надевала свадебное платье. Гарланд, как вы правильно сказали, болела, и я попала в больницу перед премьерой. И выходила на сцену буквально из-под капельницы.

— Это уже серьезно. Не хотите немного сбавить обороты?

— В семье мне постоянно говорят, что надо остановиться и отдохнуть. Мы сейчас переехали в загородный дом и живем с родителями мужа: так вот, они просто в шоке от того, сколько я работаю. И всячески пытаются помогать.
Несмотря на бешеный ритм жизни, выглядите вы чудесно.

— Поделитесь секретом?

— Если есть немного времени, иду в SPA, я это обожаю. Если нет — выручают кремы и маски.

— Недавно вы стали лицом линейки «Черный Жемчуг. Самоомоложение». Какие из представленных продуктов вам понравились больше всего?

— Вся линия «Самоомоложение» интересная, но если выбирать то, что мне особенно приглянулось, я бы назвала два средства. Первое — ночной крем-маска. Он обладает усиленным действием, питает кожу и разглаживает рельеф, а главное — работает, пока я сплю. Второе — BB-крем: он идеально подстраивается под цвет кожи и обладает омолаживающим эффектом. Подобного средства я еще не встречала.

— Со стороны кажется, что у вас получается все, за что бы вы ни взялись. Вы везучий человек?

— Да, однозначно! Дело, правда, не только в удаче, но и в том, что я всегда много и честно работала. И шла на компромиссы, даже когда хотелось развернуться и уйти.

— Никогда не жалели об этом?

— Компромиссы могут спасти самую трудную ситуацию, без них никуда. При этом я — Рак по гороскопу, поэтому страшно обидчива: реагирую даже на незначительные поводы. Самое страшное — предательство, но даже его надо найти в себе силы простить. Иногда на это уходят годы, зато когда получается отпустить обиду, наступает абсолютное счастье. Извиняться, кстати, мне еще труднее, чем прощать, но я заставляю себя это делать. И всем советую.

Блиц

Если у меня появляется свободное время, я стараюсь не просто провести его с семьей, но устроить детям настоящий праздник.

В отпуск возьму с собой пьесы. Мне необходимо прочитать их по работе, а в Москве я не успеваю это сделать.

Город, в котором мне всегда хорошо, это — Одесса.

Я не мечтаю о конкретной роли. Недавно воплотились два заветных желания — я сыграла Тамару в «Пяти вечерах» и Джуди Гарланд.

Больше всего я боюсь войны.

Если бы мне предложили загадать три желания, ограничилась бы двумя: пусть будет мир и не болеют дети. Третье я как-нибудь сама.

Интервью: Дарья Зайцева
Фото: Ирина Кайдалина. Стиль: Ксения Чистякова. Макияж и укладка: Марина Яценко.

Подпишись на канал Lisa в Яндекс.Дзен