Источник здесь и далее: личный архив Влада Соколовского

В беседе с Lisa.ru певец рассказал о своей продюсерской, актерской и певческой карьере, вспомнил детские годы, участие в известном музыкальном проекте «Фабрика звезд — 7» и популярной группе «БиС». Влад также поведал, какие у него сегодня отношения с бывшим коллегой Димой Бикбаевым. И, конечно же, ответил на вопросы, волнующие многих, — о пережитых трудностях, любимой дочери и новой возлюбленной, с которой у него в скором времени появится ребенок. 

— Влад, недавно у вас вышла новая песню «Закрыв глаза». Расскажите о истории ее создания, о чем или о ком она. Кто вас вдохновил на ее написание?

Влад Соколовский: Да, недавно вышла замечательная и красивая песня «Закрыв глаза». Для меня это особая работа. Она ждала своей очереди целый год и дождалась. Для меня это переход в новое звучание. Это то, что музыкально во мне очень сильно откликается. «Закрыв глаза» — это ретровейв 80-х годов, при этом остросоциальная песня, если вслушаться в смысл текста.

Я горжусь этой работой, она мне действительно очень нравится. Считаю, что мы с моей командой нашли крутое звучание, и я бы хотел продолжить в нем развивать себя. Очень советую всем послушать эту песню и уверен, что многим людям она отзовется.

— Сейчас вы занимаетесь и продюсированием. Ваш первый проект LEE (Ангелина Суркова), у которой 18 ноября вышла песня «Поток». Расскажите об этом проекте, о его музыкальном стиле и, конечно же, о создании дебютной композиции для Лины. 

В.С.: Раньше моя продюсерская деятельность почему-то всегда оставалась за кулисами. Я писал песни для других артистов, делал продакшен, организовывал съемки, вел много проектов как менеджер и делал очень много всего помимо своей артистической деятельности. И сейчас я решил, что пора сделать публичный шаг и осуществить свой первый продюсерский проект совершенно с нуля. 

Моим артистом стала Ангелина Суркова, наш проект называется LEE, а 18 ноября состоялся релиз трека «Поток». Это история про ментальный и духовный рост, это то, что транслирует сама Лина в своей жизни, в своих социальных сетях. Она не по годам прокачена в этой области, и я считаю, что преподносить аудитории нужно не что-то вымышленное и сделанное под конкретную задачу, а то, что исходит от самого человека.

Тогда это будет органично и честно. Я классифицирую эту песню как «Этно R&B» — сам придумал такой жанр. Нет смысла сейчас рассказывать об этой песне. Каждый, кто послушает ее, все поймет для себя. Это достаточно интимный процесс.

— Вы не только певец, музыкант, продюсер, но и актер. Расскажите о новом проекте, в котором вы сейчас снимаетесь?

В.С.: Да, я не только музыкант, но и еще шестой год успешно снимаюсь в кино. Сейчас я задействован сериале «The Телки. Повесть о ненастоящей любви», созданному по роману Сергея Минаева, который написал «Духless». Сейчас решили экранизировать его вторую книгу.

Это большой проект, в котором приняли участие Оксана Акиньшина, Паулина Андреева, Милош Бикович, Любовь Аксенова и я. Мне посчастливилось попасть в него. Первый пул съемок уже прошел и вот-вот начнется второй. Съемки продлятся до конца года. Очень надеюсь, что уже в следующем году у публики будет возможность все увидеть.

— Сложно перевоплощаться в разных героев? У вас же был опыт работы и в историческом кино. Как чувствовали себя в роли Дмитрия Тютчева?

В.С.: За эти шесть лет у меня было несколько очень классных ролей. Первым был «Универ. Новая общага» на ТНТ, я был новым героем на один сезон, затем — исторический фильм «Кровавая барыня» с Юлией Снигирь, далее фильм «Незнакомка в зеркале». В 2020 году был снят проект «Моя большая тайна» для платформы OKKO, и этот фильм уже скоро выйдет. Это очень интересный и остросюжетный молодежный сериал. И моя пятая большая работа — «The Телки».

Перевоплощение — это интересный опыт. Я участвовал в проекте Театр Эстрады на Первом канале, в котором приходилось много раз перевоплощаться. Это получилось здорово. Был проект «Кровавая барыня» — фильм про ту самую Салтычиху, где я играл деда Дмитрия Тютчева — Николая. Он был землемером, а Салтычиха влюбилась в него и не хотела отпускать. Интересная была история, и я с теплом вспоминаю большую работу над этой драматической картиной.

— Влад, хочется вспомнить ваши детские годы. Вы родились в творческой семье: папа – хореограф и певец, родственники по линии мамы, а также она сама, — артисты цирка. Когда вы определились, кем хотите стать, с какой профессией связать свою жизнь?

В.С.: Да, я с самого детства в творческой семье: наполовину в эстрадной, наполовину в цирковой. Когда я появился, моя мама уже не выступала в цирке, потому что получила второе образование, стала режиссером и делала различные шоу, концерты, показы. В этой сфере они с моим отцом когда-то и познакомились. Когда я рос, в основном мы проводили время за кулисами, и все это было связано с музыкальной индустрией. 

Безусловно, я часто бывал и в цирке, потому что было много цирковых мероприятий, куда нас приглашали, плюс какие-то рабочие моменты родителей всегда туда приводили. Мои крестная мама и крестный отец всю жизнь трудились в цирке.

Моя сестра по маме также выступает там, и, например, она определилась, что хочет развиваться именно в этом направлении. Я периодически участвовал в новогодних елках, различных постановках, играл роли в спектаклях, но ни в какой жанр в итоге не пошел. Меня влекло больше в сторону музыки и танцев. Я смотрел на отца и его коллег, и мне хотелось всему у них научиться!

— На большую сцену вы вышли, когда были еще совсем маленьким, и пели вместе с Филиппом Киркоровым.  Помните тот день? Расскажите о своих эмоциях и чувствах.  

В.С.: Да! Это незабываемо. Помню, как мы пришли на его выступление. Мои родители работали с ним в тот период: отец был хореографом и руководил его балетом. Родители попросили меня вынести ему цветы прямо на сцену. Я безумно переживал перед тем, как это сделать! И только представьте... Кремль, огромный зал в несколько тысяч человек, большой концерт и я с букетом, который больше меня самого, пошел на сцену.

Сначала охранники не хотели меня пускать. Потом вроде разрешили, я пробрался к нему и подарил этот букет. Ура! И он задал мне вопросы со сцены: «Привет, ты кто?» Я ответил: «Я Влад». Он говорит: « А ты петь умеешь?» Я сказал: «Умею». А он: «Ну, тогда пой!».

И просто дает мне микрофон. Это был абсолютный экспромт! Я начал петь «Зайка моя». Мне было три года, и я, видимо, любил эту песню. Зал взорвался аплодисментами, это было очень круто. Я не ожидал такой реакции, но и остальные не могли предположить, что она будет настолько яркой. Вот такая история. Да, в три с половиной года я вышел впервые на сцену, и помню это, как вчера!

— Сейчас поддерживаете связь с королем поп-музыки?

В.С.: Да, с Филиппом мы периодически на связи. Он как раз на днях поддержал премьеру песни «Закрыв глаза». Филипп выложил трек у себя в сторис в Instagram. Мне было очень приятно получить от него такую поддержку и музыкальное признание.

— Как на кастинге «Фабрики звезд», да и на самом проекте все отнеслись к тому, что вы — сын солиста популярной группы «Икс-Миссия»?

В.С.: На «Фабрике звезд» на этом никто особо не акцентировал внимание — ни я сам, ни другие участники, — и никаким образом за это не цеплялись, потому что отбор был очень большим и действительно могли взять кого угодно. Там спокойно могли участвовать сыновья олигархов и проплаченные какие-то люди, и тогда никто бы из нас туда не подошел даже на пушечный выстрел. 

Моя семья, к сожалению или к счастью, никогда не была столь богата, чтобы позволить себе такие истории. Думаю, что для всех, кто там был, и для самой аудитории, было прекрасно понятно, что меня туда взяли не только за красивые глаза, а за то, что я действительно был достоин находиться на этом проекте, и мой рейтинг на нем это доказывал. Тогда у меня и появился мой любимый фан-клуб VS-TEAM!

— Как-то ваш коллега по дуэту «БиС» Дима Бикбаев признался, что ему совершенно не нравились те песни, которые приходилось исполнять. А как вы относились к репертуару группы?

В.С.: Я старался относиться с пониманием. Был продюсер и его видение, и он знал, как привести коллектив к успеху. Слушал ли я сам подобную музыку? Нет. Я воспитывался совершенно на другой. Я слушал R&B, soul, hip-hop и американскую поп-музыку. Я до дыр заслушивал диски Stevie Wonder, Craig David и группу Boyz II Men. Понимал ли я коммерческий взгляд и это направление? Да, безусловно, понимал, вкладывался в это энергетически, и это классно работало. 

Но я считаю, что это был очень хороший проект: мы тогда всколыхнули рынок, и нет смысла это отрицать. А нравилось ли мне это тогда или нет? Мне кажется, уже не актуально обсуждать. Мы имели ровно то, что должны были в тот момент жизни — ни больше, ни меньше. Сейчас каждый занимается любимым делом, получает удовольствие и реализацию. К этому тоже надо было прийти.

— После распада «БиС» многие поклонники надеялись, что вы когда-то с Димой воссоединитесь. Вы сожалели, что больше не работаете с ним? Было желание снова выступать вместе?

В.С.: Сожаления не было, потому что я принял весь расклад, каким он был. Последний год существования группы у всех троих были накаленные взаимоотношения. Когда Костя принял решение сначала заменить Диму — это факт, о котором мало кто знает, — я решил, что если заменяют одного из нас, то я не готов продолжать работать в этом коллективе дальше.

«БиС» — это Бикбаев и Соколовский, а не кто-то еще, в название вложены наши фамилии. Я считал, что это будет неправильно и будет предательством. Поэтому решил дальше двигаться самостоятельно и прямо сообщил об этом Косте Меладзе. Он, конечно же, этого не ожидал, потому что группа еще могла приносить прибыль, но принял это достаточно мудро. Хотя признаюсь, что я был готов к любой реакции! 

Группу распустили, и я не вижу смысла рефлексировать на тему того, как оно могло бы быть. Мы с Димой некоторое время не общались, потому что и так три года были привязаны друг к другу. Потом все как-то улеглось, и мы продолжили общение. У нас хорошие отношения: мы поздравляем друг друга с праздниками, ходим на премьеры и значимые мероприятия. Как мне кажется, в итоге все сложилось наилучшим образом.

— Влад, хочется поговорить и о вашей личной жизни. Несмотря на то, что три года назад ситуация была очень трудной, вы находились в депрессии, занимались самобичеванием из-за расставания с Ритой, вы считаете, что то время было полезным для вас. Почему? Какой урок вы извлекли из той истории?

В.С.: Это, правда, личная тема, и сильно углубляться в нее я не стану, но скажу, что для каждого человека существуют некие события, которые подталкивают его либо в сторону света, либо в сторону тьмы. Как бы это банально ни звучало, но это чистая правда, и так это все и работает.

Да, безусловно, три года назад в моей жизни произошло очень тяжелое событие, которое нужно было переварить. Пришлось сильно «перепрошить» себя, потому что тот всплеск был исключительно результатом неправильных мыслей и действий, совершенно затуманенного, нездорового сознания. 

Однозначно это все пошло только на пользу, и каждый сделал жизненные выводы. Я рад транслировать новую реальность. Знаю, что сейчас на меня ориентируются очень много людей, мужчин и женщин, которые следили, как я менялся. Им важен факт того, что это в принципе возможно. Многим с детства вбили в голову, что люди не меняются, поэтому некоторые даже не стараются. Так, видимо, проще ориентироваться в социуме, но более мудрые люди знают, что это возможно, но этого очень непросто добиться. 

Это прежде всего работа над собой. К тому же надо понимать, что все самые сложные ситуации в жизни созданы лишь для того, чтобы ты смог стать лучше. Есть наши ментальные учителя, которым мы должны быть благодарны, как бы сложно это не было на первый взгляд. Так что люди либо используют эту великую возможность, либо идут на следующие круги, пока не поймут и не вырастут.

— Вы с Ритой сделали парные татуировки, когда были вместе. После расставания не было желания ее свести, как это делали многие звезды?

В.С.: Тут уже дело каждого — что сводить, а что оставить. Мне кажется, что сводить татуировку — это как сводить часть своей жизни, отрицание и непринятие, а это всегда чревато последствиями. Я принимаю все в своей жизни, свое прошлое и нынешнее, все свои сложные ситуации, все, что делал я, и все, что делали мне. Это мой опыт, и без него я не был бы тем, кем являюсь сейчас. 

— Одна из ваших первых татуировок — это ваша дата рождения, а также ваших родителей. Вы говорили, что когда-то сделаете такую же, только с датами рождения ваших детей и любимой. Такое изображение еще не появилось на вашем теле?

В.С.: На моей правой руке есть кольцо, состоящее из дат рождений первого круга людей, в котором я появился на свет. Это мои родители и моя сестра Дарина. Это была моя первая татуировка, и это не для того, чтобы не забыть даты рождения близких. Это мой самый первый круг доверия. Люди, которые меня сформировали и дали понимание, что такое мир. 

Да, давным-давно была мысль сделать подобную вторую татуировку с будущей семьей, но пока что она перестала быть актуальной, потому что все уже ушло на более тонкие уровни. Татуировки — это, безусловно, мощные установки, и их выстраивать нужно с большим вниманием к своему внутреннему миру.

— Расскажите о своей дочери. Чем Мия увлекается, что любит делать больше всего, а за что никогда не возьмется?

В.С.: Мия — моя безумная любовь, мой маленький человечек, который раскрыл во мне такие грани трепета и нежности, которых я даже не ожидал. Когда рождаются дети, и у мужчин появляются именно дочки — все... это ванильные пузыри. Она любит менять образы, имя, характер, переодеваться. Такая маленькая актриса у нас растет: и стихи читает, и песни поет, и цитирует фильмы различные, танцует целыми днями! Одно умиление и удовольствие за этим наблюдать.

— Хотели бы, чтобы она тоже занималась музыкой и стала певицей?

В.С.: Я не хочу пропускать свои амбиции через ребенка. Я считаю, что родителям надо просто наблюдать за тем, к чему у ребенка появляется интерес. Я думаю, надо всесторонне развивать малыша, чтобы позже он выбрал сам, чем хотел бы заниматься.

— Сегодня вы состоите в отношениях с Ангелиной Сурковой. Как к новой девушке отнеслись бывшая жена и ваша дочь?

В.С.: Мия обожает Ангелину, у них это супер-взаимно, и для меня это очень важно. Рита изначально к Лине очень тепло относилась, и Лина к ней так же. У меня еще ни разу не было какой-то неприятной или неудобной ситуации, связанной с этим. Все достаточно мудро относятся друг к другу.

— Отношения с Линой — какие они?

В.С.: Если коротко, то они осознанные. Для меня это совершено новый уровень глубины. Я очень рад, что рядом со мной человек, который невероятно открывается, растет, и с которым очень интересным для образом открываюсь я сам.

— Ангелина вдохновляла вас на написание новых песен. Какие это композиции? О чем они?

В.С.: О, да! Лина действительно является для меня музой, и многие песни были написаны именно о ней. Но, наверное, я не хотел бы ставить галочки именно напротив тех песен, чтобы люди бежали сейчас и слушали их с этой позиции. Да, я выпускаю и автобиографичные треки.

Поэтому пусть люди слушают и сопоставляют их со своей жизнью, находят что-то прежде всего для себя. Здорово, когда в творчество закладывается опыт, который может быть полезным обществу.

— Какие у вас планы на будущее? Возможно, мы скоро услышим, что Влад Соколовский собирается жениться?

В.С.: Жить! Радоваться! Создавать! Созидать! Наполнять и наполняться! Учиться! Кайфовать! Трудиться! Удивлять! Вот такие у меня планы. А по поводу последнего вопроса: всему свое время.

— А ведь повод снова сыграть свадьбу есть — недавно вы сообщили, что скоро у вас с Линой появится малыш. Расскажите, как узнали эту радостную новость, ведь беременность вы не планировали.

В.С.: Мы правда не готовились к этому периоду. Но именно потому, что мы осознанно выбрали друг друга, мы готовы к любому повороту и всецело принимаем этот опыт с большой благодарностью. Если высшие силы решили, что мы к этому готовы, а просто так такое счастье не дается, то мы принимаем это с открытым сердцем.

У нас есть свои взгляды и отношение к свадьбе: мы оба не любим клише и тем более не приемлем давление общественности на какие-то собственные мысли и решения. Мы сделаем свадьбу тогда, когда нам самим захочется этого.

— О грядущем пополнении в первое время знали только ваши родители и несколько друзей. А как на эту новость отреагировала Рита? Успела уже вас поздравить? 

В.С.: Первое время мы об этом не распространялись и оставили событие только для себя, потом мы были готовы поделиться новостями с нашими родителями и двумя лучшими друзьями, далее узнали еще несколько близких людей, включая Риту. Она нас поздравила и была рада этому. Помню даже, когда мы расставались с Линой, Рита немного расстраивалась, ведь ей она очень нравится.

— Мия уже знает, что у нее скоро появится братик или сестричка? Кстати, а вы с Линой кого больше хотите — мальчика или девочку? Думали, как назовете? 

В.С.: Малышку Мию мы, конечно же, будем готовить к этому событию. Мы посоветуемся с детским психологом, как наиболее правильно осуществить эту подготовку, чтобы для ребенка это не было стрессом, а стало очень приятной новостью. Для нас всех это очень важно. 

У нас с Линой свое отношение к полу ребенка. Нам он неважен, потому что мы ждем ни мальчика или девочку, а новую душу с ее фантастическим опытом. Как небеса распорядятся, так и будет. Мы это примем с открытым сердцем.

— Влад, о вас было много различных слухов, сплетен. Как вы к ним относитесь? Пытаетесь хейтеров поставить на место или уже привыкли к ним и стараетесь не обращать на них внимания?

В.С.: Я считаю, что об артистах всегда будут ходить слухи: какие-то будут абсолютно беспочвенные, какие-то нет. Я просто тот человек, которого никогда не интересовало чужое белье. Даже когда я вижу подтвержденные истории, я не берусь судить, потому что не знаю, что у этих людей на душе и внутри.

Без понятия, какими на самом деле были их причины, и не те, что описаны в статьях или даже в их личных постах, а на самом деле. Я лишь знаю, что подобные истории — это результат чего-то. Рефлексировать и что-то там предполагать — не вижу в этом никакого смысла.

Я занимаюсь своей жизнью и спокойно отношусь к сплетням и выпадам в свой адрес. Я могу в прикол кому-то что-то ответить, чтобы у людей была альтернатива, а кому-то что-то доказывать я не вижу смысла. Мне кажется, я уже прошел этот уровень и считаю это лишними энергетическими затратами.

Если это выходит на более высокий уровень, кто-то из твоих коллег катит бочку, то тут надо смотреть: имеет ли смысл высказываться или же лучше промолчать. Это шоу-бизнес, мы в этом во всем крутимся, вертимся, и люди всегда будут предполагать, что у артистов там происходит. Я придерживаюсь адекватных взглядов в этом смысле и надеюсь, что все-таки большинство людей в первую очередь увлечены своей жизнью.

— Недавно вы отпраздновали 30-летие. Многие любят к таким круглым датам подводить какие-то промежуточные итоги жизни. Вот сейчас, оглядываясь назад, что бы вы хотели изменить, а про что готовы сказать: «В этом я молодец»?

В.С.: Мне немного странно размышлять о том, какой я молодец... Лучше об этом расскажут другие люди: моя аудитория или мои близкие, если им есть что рассказать. В любом случае, как я уже сказал ранее, я бы не стал ничего менять в своем прошлом, потому что это невозможно, и все это опыт, неоценимый вклад в будущее.

Если какие-то жестокие ситуации меня формировали, значит, так должно было происходить, значит, по-другому я сформироваться не мог. Прошлое уже случилось, вот и все. Здесь самое важное — все принять, стать лучше, вывести минусы в плюсы. Вот на чем нужно концентрироваться. Если ты игнорируешь эту историю, то тебе обязательно придет этот же самый запрос, только, возможно, с большей силой, и произойти уже могут необратимые вещи. Это колесо Сансары.

Я считаю, что до этого доводить не стоит, и чем больше людей будет это понимать, тем лучше. Очень надеюсь, что осознанных людей будет становиться все больше и больше, и наши дети смогут расти в здоровом обществе! На нашем поколении лежит очень важная в этом смысле задача.

Рекомендуем