Источник здесь и далее: личный архив героев

Считается, что среди 7,8 миллиардов людей, ныне живущих на планете Земля, у большинства есть хотя бы один генетический близнец — тот, чьи клетки костного мозга идентичны нашим собственным. И если человек заболевает лейкемией, то этот «близнец» может дать ему шанс на жизнь. Героям наших историй повезло. Они нашли своих братьев и сестер по крови, а впоследствии смогли с ними встретиться и подружиться. 

«В нем моя кровь — татарская»: история Андрея и Зульфиры

Зульфира (донор), Челябинская область, и Андрей (реципиент), Орловская область.

Андрей

«Когда у меня заболела спина, врачи в Орле списали это на проблемы с почками, но вскоре пришел результат анализа крови, звучавший как приговор: острый миелобластный лейкоз. Говоря простым языком — рак крови и костного мозга. В НМИЦ гематологии в Москве мне объяснили: при моем варианте заболевания единственное, что может спасти мне жизнь, — это трансплантация костного мозга. И она была проведена.

Узнать что-то о доноре, благодаря которому ты остался жив, по закону можно лишь через два года, когда уже точно ясно, что материал прижился. Наша встреча с Зульфирой состоялась не сразу — билеты из Челябинской области дорогие, поэтому увидеться мы смогли только благодаря Фонду борьбы с лейкемией

До этого мы много разговаривали по телефону — я задавал самые неожиданные вопросы, например, любит ли Зульфира бананы. После трансплантации я их разлюбил. Оказалось, что отец Зульфиры их просто не переносил. Во мне вообще многое изменилось, и внутренне, и внешне — например, глаза из голубых стали зелеными».

Зульфира

«Долгое время я была почетным донором крови. А однажды сдала кровь на типирование. Сдала — и забыла. Через девять лет — телефонный звонок: „Есть молодой человек, помочь которому можете только вы. Генетический материал совпадает“. Я тогда заплакала от счастья. Многие боятся становиться донорами, но ничего страшного тут нет — это как обычное переливание крови. Когда семья узнала, дочь спросила: „Мам, он что, наш родственник?“ Я считаю — да. Раньше у нас с мужем было пятеро детей, а теперь я считаю, что шестеро — Андрей ведь тоже мой, в нем моя кровь — татарская. Внешне мы совсем не похожи, а вот темперамент один и тот же».

«Меня спасла Любовь»: история Сергея и Любови

Любовь (донор), Санкт-Петербург, и Сергей (реципиент), Казань

Любовь

«Сдать кровь для регистра доноров мне предложила подруга. Я медик, понимала, как это важно. Звонок с предложением стать донором раздался через четыре года. Такое совпадение — большая редкость, это просто дар свыше. Я 15 лет работаю акушеркой и регулярно вижу первые мгновения тех, кому помогла появиться на свет. А тут странное чувство — знать, что спасла жизнь, но не видеть человека. По тому, как долго длился забор материала, я догадалась, что это мужчина, наверняка крупный. Спустя два года, на встрече доноров и реципиентов я сразу обратила внимание на высокого бородатого парня — буквально позвоночником почувствовала: это он. И угадала!»

Сергей

«Я часто повторяю, что меня спасла любовь, только с большой буквы. На трансплантацию костного мозга (ТКМ) я решился после трех курсов химиотерапии. У меня есть альбом с фото, где зафиксирован почти каждый день после ТКМ. Осложнений было много, но я часто думал о своем доноре, представлял ее девушкой с вьющимися волосами — мои собственные вскоре после переливания начали завиваться — и блондинкой. Тут я угадал наполовину, у Любы волосы светлые, но крашеные. Перед встречей с человеком, который спас мне жизнь, я очень волновался. А потом мы проговорили до ночи. Недавно я был на свадьбе у Любиной дочери — я гитарист казанской ВИА «Волга-Волга», играл на гитаре и пел песни».

«Это моя вторая семья»: история Карины и Кристины

Карина (донор), Германия, и Кристина (реципиент), Россия

Карина

 «Я приняла участие в вузовской акции в Германии по сдаче крови на типирование. Тогда мне объяснили: вероятность, что однажды кому-то пригожусь именно я, крайне мала, но она есть, так что это очень важное дело. Когда впоследствии мне позвонили и сказали, что помощь нужна девушке из России, я согласилась стать донором не раздумывая: в тот момент моей младшей сестре было столько же лет, сколько и Кристине, — 19. Я не могла дождаться, когда же наконец пройдет положенный период — все время писала врачам, спрашивала о состоянии пациентки, просила свою бабушку молиться за незнакомую мне „девочку из России“. Через два года, как только разрешили врачи, мы встретились. Темноволосая Кристина совсем не походила на меня, голубоглазую блондинку, но по характеру мы оказались очень похожи».

Кристина

«После того как мне поставили диагноз „острый лейкоз“, мы начали поиск донора. Подходящий обнаружился в зарубежном регистре. Когда мы познакомились с Кариной, то обе почувствовали близость. Мы обе социально активные, стараемся помогать людям, любим одни и те же виды спорта и отдых в горах. Я не знала, что Карина вегетарианка, но после пересадки не смогла смотреть на мясо, врачи буквально заставляли меня его есть. Когда мы пообщались, стало ясно, почему так происходило. Считаю, мы стали почти сестрами — ездим друг к другу в гости, а семья Карины — это моя вторая семья».

Справка

Костный мозг (не путай со спинным) — мягкая ткань внутренней полости кости, орган кроветворения, содержащий стволовые клетки, из которых образуются лейкоциты, эритроциты и тромбоциты. У человека с лейкемией механизм здорового кроветворения сломан.

Донорская трансплантация костного мозга (ТКМ) — часто единственная возможность устранить этот сбой и дать шанс на жизнь.

Донором может стать либо ближайший родственник (брат, сестра, родитель, ребенок), либо, если подходящих родственников нет, — генетический близнец. Он ищется в специальных регистрах. Чем больше людей сдадут кровь на типирование и окажутся в базе, тем больше шансов у больных найти «двойника». Поэтому так важно, чтобы кровь сдал каждый (делается как обычный анализ крови). 

Если именно твой костный мозг по результатам типирования подойдет тому, кому требуется ТКМ, тебе предложат стать донором. Процедура забора костного мозга безопасна для здоровья. Подробнее о ней можно узнать на сайте Фонда борьбы с лейкемией и там же получить ответы на другие вопросы о раке крови и/или помочь финансово: государство оплачивает лишь саму ТКМ, а поиск донора, забор и доставка материала ложатся на плечи больных (от 300 тыс. до 2 млн рублей).

Помочь подопечным Фонда борьбы с лейкемией найти донора.

Вас может заинтересовать