Источник: архив пресс-служб

В своей первой жизни Беата Ардеева была известной ведущей, работала на основных музыкальных теле- каналах страны — «Муз-ТВ» и MTV Russia.

Все рухнуло в один июль- ский день, когда Беата, отдыхая в Турции, попала в страшную автокатастрофу. Чтоб уйти от столкновения с вылетевшим на встречную полосу автомобилем, она инстинктивно вывернула руль. Автомобиль врезался в столб и рухнул со склона, перевернувшись при этом несколько раз. Первая жизнь Беаты закончилась, до начала второй было еще 33 дня.

Первый месяц после аварии она провела в коме в реанимации отделения турецкой больницы. Положительной динамики не было. И тогда родные Беаты и российские врачи, несмотря на опасения турецких коллег, решили перевезти ее в Москву. И случилось чудо – на следующий день после возвращения в Россию Беата очнулась. Правда, девушка не могла ни ходить, ни говорить, никого не узнавала.

Прошло 10 дней, прежде чем она смогла произнести несколько слов. Вот как описывает это сама Беата: «Долгое время я говорила шепотом, очень медленно, не могла читать. Медики спрашивали, двоится ли у меня в глазах. А как объяснить, что я вижу не два предмета, а сто?» По совету психолога Беата начала вести дневник, записывая в него все подряд — от распорядка дня до своих эмоций. «Я осознала, насколько все плохо, но не могла что-нибудь резко изменить. Значит, нужно было исправлять все мучительно медленно и терпеть. Началось долгое трехлетнее восстановление».

На первом этапе оно состояло из частых посещений врачей и бесконечных упражнений. Лечебная физкультура была самой утомительной. Вроде бы «все просто: правильно двигать руками и ногами при ходьбе. Но нужно было вспомнить и автоматизировать эти правила...». 

Первые полгода ей с трудом удавалось держать равновесие, все время тряслись руки. Чтобы сделать шаг, нужно было сперва подумать, какую мышцу напрячь, чтобы оторвать ногу от земли. Голос восстанавливался очень медленно, через год она лишь с трудом выговаривала слова, а улыбалась от силы раз в месяц.

Но страшнее всего был рассеянный и потухший взгляд, которого пугались прохожие и из-за которого Беату останавливала милиция для проверки. Жуткую картину довершало множество шрамов на лице и на теле. Порой Беате приходилось слышать: «Ты никогда уже не вылечишься! Только ты еще этого не поняла!» При неутешительных прогнозах врачей Беата всегда чувствовала, что мало кто будет верить в успех ее лечения.

Круг друзей стремительно сузился — не всем приятно смотреть на тяжелобольного человека. Для Беаты, которая до аварии постоянно была на виду, это стало шокирующей новостью. Но скоро она осознала, что это к лучшему. Беата поняла, что знакомые непроизвольно станут сравнивать ее в прошлом с ее нынешним состоянием. И она увидит испуг в их глазах.

Такое любого может лишить надежды на лучшее. И девушка отказалась от общения со знакомыми. Один из самых сложных периодов для Беаты начался, когда она уже могла воспринимать действительность, но для посторонних еще выглядела «слабоумной», а для своих друзей — «человеком сложной судьбы». Беата вспоминает: «Поход в магазин был испытанием: продавцы смотрели «понимающе», объяснялись со мной знаками, а потом обсуждали все за моей спиной. Тогда я не задумываясь променяла бы свой диплом о высшем образовании на способность нормально ходить и говорить».

Это было тяжелое время, но Беата верила в свое выздоровление и всегда знала, что в это верят и ее родители. Со временем появились первые достижения. Беата научилась немного говорить, хотя и делала это хриплым шепотом, медленно и путая порой слова.

Депрессия не проходила, но Беата четко понимала, что ей лучше прилагать ежедневные усилия для восстановления, чем думать об их необходимости или ненадобности. Чтобы быстрее достичь результатов, она экспериментировала с вариантами восстановительных упражнений и нашла самые подходящие для себя. У Беаты долгое время были трудности с координацией, и все же она пыталась танцевать. Во время танца она не могла попасть в ритм, и движения получались нелепыми и беспорядочными. Но со временем наладилось и это. Помогли занятия йогой, танцы живота и лечебная физкультура.

Несколько лет занял процесс восстановления голоса, который пропал после реанимации. «Даже пьяные говорят быстрее и четче» — так описывает свои проблемы девушка. У нее был диагноз «дисфония», а она купила несколько дисков караоке для домашних тренировок.

Три первых года сложного и упорного труда привели к хорошим результатам: у Беаты появилось желание радоваться, она стала улыбаться, читать и, что поразительно, с удовольствием придумывать себе фотосессии, а ведь раньше чье-то предложение сделать хоть один снимок приводило ее в ужас! Веру в то, что все будет хорошо, укрепило признание нового знакомого в любви к ней.

Предстоял еще долгий путь. Однако благодаря усердию, силе воли и надежде Беата смогла победить свои недуги. Справиться с бедой ей, конечно же, помогла и поддержка близких. «Родные люди не сочувствуют, не жалеют, — делится Беата, — они всегда помогают, без условий и в любой ситуации».

В новой жизни Беаты все хорошо. Она живет на Кубе. А танцы, которые помогли ей встать на ноги, стали делом жизни: Беата планирует открыть Школу танцев с авторскими мастер-классами. Опыт победы над неверием и смертью она описала в книге «Оно того стоило». Эту историю стоит прочесть.

Подпишись на канал Lisa в Яндекс.Дзен