Здесь и далее: pixabay.com

Некачественные продукты, напичканные всевозможной химией, стали бичом нашего времени. За красивыми этикетками с привлекательными названиями скрываются вредные, а порой и смертельно опасные ингредиенты. К примеру, безобидная на первый взгляд формулировка «растительные жиры» может означать, что при производстве продукта использовалось канцерогенное пальмовое масло. Но мошенничество при продаже продуктов питания родилось не сегодня.

Чем подкрашивали молоко

Еще в 1892 году Московской санитарной инспекцией при проверке было выявлено, что 52% коровьего масла, продающегося в городских лавках — фальсификат. О том, как подделывали сливочное масло, мы можем судить по советам Екатерины Авдеевой, автора «Поваренной книги русской опытной хозяйки», написанной в середине XIX века: «Масло часто бывает подкрашено морковным соком для придания ему привлекательного вида «майского» масла. В особенности когда к нему примешано сало, отчего оно делается слишком бледным. Сало составляет самую обычную примесь в коровьем масле: так называемое «французское» масло в хороших ресторанах почти все состоит из сала, перемешанного более тщательно и искусно».

Умели подделывать все. В муку подмешивали гипс и мел, для веса добавляли квасцы, а чтобы избавиться от насекомых — сернистую медь и другую опасную «химию». В Одессе большим бизнесом стала сушка и перепродажа спитого чая. Его покупали у дворников при трактирах, высушивали, подкрашивали и добавляли к настоящему чаю. Молоко разбавляли водой и отбеливали мелом или крахмалом. В колбасу щедро подмешивали конину.

Как отличить «неправильное» мясо

А уж при продаже мяса фантазии мошенников не было предела. Самым распространенным приемом стало надувание. Например, тушку теленка в прямом смысле надували, чтобы увеличить объем и придать ей привлекательный вид. Также надували и птицу, превращая тощих цыплят в откормленных каплунов. Российские газеты были полны советов — как определить такое мясо: «Надутую телятину можно узнать по тому, что жир ея вздут пузырями и при пожимании телятины слышно, как воздух переходит с места на место. Если же сделать прокол, то воздух выходит, а жир спадается. Кроме того, надутая телятина плавает поверх воды»

А вот еще один фокус. Для увеличения веса коровью тушу перед замораживанием буквально нашпиговывали требухой, которая не пользовалась спросом. Делали надрезы по всей поверхности, туда засовывали куски печенки, сердца, легких, зашивали, хорошенько заглаживали швы и замораживали. Туша после этого казалась упитанной и мясистой. Отличить подделку на глаз было просто невозможно.

За фальсификат били кнутом

Государство активно боролось с мошенничеством в торговле. Но если при Петре за «продажу нездорового съестного харча и мертвечины» били кнутом, ссылали на каторгу, а неисправимых даже казнили, то в XIX веке наказание было более гуманным. За продажу поддельных продуктов полагался штраф до 300 рублей или арест до трех месяцев.

Но можно ли говорить, что все эти хитрости — чисто русское изобретение? Историк Иван Забелин писал: «Московская торговая вороватость выросла и была воспитана вследствие сношения и встреч с вороватыми же иноземцами». Так что, вместе с новыми рецептами Европа знакомила нас и с оборотной стороной торговли продуктами. В чем, к сожалению, мы оказались не последними учениками.

Как у нас появился фаст-фуд

После революции проблема качества пищи многие годы вообще не стояла. Голод, гражданская война, разруха — было не до этого. Но уже в 1926 году был принят первый стандарт, регулировавший качество пшеницы — так называемый ОСТ, прародитель ГОСТа. Со временем стандарты распространились и на другие товары. И наказание вернулось к петровской строгости — директоров предприятий, главных инженеров и начальников отделов за нарушение технологии сажали на 8 лет. Параллельно страну начали приучать к консервам и полуфабрикатам. Фабрики-кухни не прижились, люди не хотели расставаться с домашней едой. Усилиями Наркома пищевой промышленности СССР Анастаса Микояна в стране появились десятки предприятий, производивших колбасу, сгущенное молоко, консервированный горошек. Докторская колбаса, на 95% состоявшая из мяса, была разработана под личным контролем Микояна и предназначалась для диетического питания «больных, имеющих подорванное здоровье в результате Гражданской войны».

Из поездки в Америку Микоян привез идею фаст-фуда — и на наших улицах появились сосиски в тесте, аналог хот-дога. Еженедельный рыбный день, обед, состоящий из первого, второго и третьего, массовое производство мороженого — все это привнес в повседневность советских людей Анастас Микоян. И вдруг, как напоминание о прежней жизни — в 1939 году на прилавках появляется «Книга о вкусной и здоровой пище», выпущенная под прямым руководством энергичного наркома. Мало кто знал, что за основу авторы легендарного издания взяли знаменитую в Российской империи кулинарную книгу «Подарок молодой хозяйке» Елены Молоховец. Конечно, использовали лишь принцип, рецепты уже были другими — адаптированными к условиям страны, где только что отменили продуктовые карточки. Очень простые, с минимальными затратами ингредиентов и времени. Разумеется, многократно процитировав Сталина, ни разу не упомянули Молоховец. Выпускница Смольного, мать десятерых детей и поборница православных семейных ценностей так и осталась забытым символом ушедшего мира ананасов и рябчиков.

А мы решительно двинулись в сторону мира гамбургеров и доставки пиццы. Печальный результат «пищевого прогресса» уже в конце XX века сформулировал кулинарный историк Вильям Похлебкин, который с горечью написал: «В результате упрощения классических кулинарных рецептов, исключения и замены одних продуктов другими кулинарное мастерство постепенно деградировало — как в общественном питании, ресторанной кухне, так и в домашней».

Рекомендуем