Евгения М., 25 лет, Подмосковье

«О том, что такое красивая и здоровая кожа я забыла в свой 15-й день рождения. За день до этого события на моем лице появился первый прыщик. Для меня тогда он не означал большой беды и не был проблемой. Однако именно тогда все и началось. Подростковая гормональная перестройка — самая естественная причина возникновения воспалений на лице. Однако это же — и наиболее частая причина появления прыщей в зрелом возрасте. Из-за неправильного ухода за лицом в трудный период и из-за варварских методов истребления пубертатных несовершенств, кожа остается проблемной даже после того, как гормональная буря утихает.

Я поняла, что с моим лицом что-то нужно делать, лет в 16. Я самостоятельно вскрывала гнойники и «давила» воспаления: им было не место на моем лице, и я старалась как можно быстрее от них избавиться. Тогда же я пыталась максимально «высушить» прыщики и лицо вместе с ними, ведь это вполне естественная интуитивная реакция — хочется, чтобы сальные железы перестали так активно работать и кажется, что это единственное, что поможет. Однако аптечными спиртовыми лосьонами для проблемной кожи я засушила свою и без того чувствительную кожу до состояния перманентного шелушения. Она стала более воспаленной, и любой прыщик на ней стал выделяться еще отчетливее. И любое воспаление, в основе которого — бактерии, распространялось по поверхности раздраженного лица со скоростью света: вокруг одного нового «элемента» тут же появлялось «семейство». И этот процесс, казалось, был бесконечным. Я смотрела на себя в зеркало и люто ненавидела все, что в нем отражалось. Как возможно адекватно воспринимать «это уродство»?

Недовольство собственным отражением достигло апогея: дошло до того, что я не воспринимала себя без «тонированного» лица. Это была просто не я. Кто-то другой. Уродливый и «неправильный».

Я активно маскировала свои несовершенства большим количеством тонального крема и корректоров. Выравнивала поверхность кожи не менее скромным слоем пудры. И на расстоянии трех-четырех метров моей проблемы было не заметно. Однако тогда же и случилась первая любовь, которая предполагает поцелуи, объятия и прочие «истребители макияжа». В общем, искусством виртуозно изворачиваться и прикрываться волосами я овладела на отлично. Параллельно я ходила по приемам косметологов и дерматологов: от дорогих частных клиник до районных кожных диспансеров. Каждый прописывал мне лечение, соблюдая которое я так и не избавилась ни от одного симптома. Я «чистила» почки, печень и кишечник, извела, наверное, несколько десятков упаковок мази с антибиотиком и вылила на лицо несколько литров настоя из цветков календулы и ромашки. Я даже освоила рефлексотерапию и трижды в неделю моталась в другой город в клинику «иглоукольщика». Все было тщетно. Недовольство собственным отражением достигло апогея: дошло до того, что я не воспринимала себя без «тонированного» лица. Это была просто не я. Кто-то другой. Уродливый и неправильный.

За несколько лет активного ежедневного макияжа кожа «устала» еще больше. В какой-то момент времени мне даже стало больно прикасаться к лицу, но пара недель без макияжа (спасибо затяжной простуде) решили этот вопрос. Я, как и большинство женщин в нашей стране, нашла свое «идеальное» тональное средство и с периодичностью раз в полтора месяца его покупала. Таков был расход косметики.

Все изменилось почти три года назад, после очередного совета от кого-то из знакомых, на который я, устав от бесконечных визитов к разным врачам, честно говоря, и не надеялась. Визит к новому косметологу, совпал с началом психотерапевтической работы над собой: накопилось множество внутренних вопросов, с которыми я хотела разобраться. И здесь-то и началась та самая «комплексная работа», о которой так часто упоминают, когда говорят о борьбе с акне.

Я узнала, что такое «иммунитет кожи» и нашла свои личные способы его повышать.

Я исправно и, что важнее всего, осознанно ходила разбираться со своими проблемами всего в два кабинета. В одном мы разбирали мои комплексы, в другом — электрическим импульсом «выжигали» мои подкожные несовершенства. Это были самые трудные и некрасивые полгода в моей жизни. От постоянного самоанализа болела голова, а лицо, на которое мне строго-настрого запретили накладывать косметику, я скрывала под медицинской маской. И в этот же период времени произошел «надлом» — я впервые взглянула на свое «развороченное» лазерными и химическими процедурами лицо, и мне искренне захотелось его пожалеть и позаботиться о нем. С этого момента началось мое настоящее выздоровление. Помимо внутреннего принятия себя, происходила кардинальная смена привычного ухода. Я полностью отказалась от воды в умывании, заменив ее на лосьоны и тоники, которые не агрессивны к чувствительной коже. Я узнала, что такое «иммунитет кожи» и нашла свои личные способы его повышать. Я открыла для себя чудесный мир уходовой косметики, которая реально работает, и эффект от которой я вижу. Я слышу и каждый день все больше учусь понимать потребности своей кожи и наверняка знаю, что она не попадает под жесткие категории «сухая» и «жирная». В то время как многие женщины покупают разрекламированные средства и берут по привычке те, что «для комбинированной кожи», не вникая в особенности конкретно своего лица.

Сейчас я люблю свою кожу: гиперчувствительную, тонкую и очень особенную. Но однозначно красивую и здоровую. Потому что я сама сделала ее такой.

Фото: Unsplash.com

Подпишись на канал Lisa в Яндекс.Дзен