Сколько раз в детстве я слышала от бабушки историю, которая начиналась так: «В давние-давние времена, когда пала великая древняя империя инков — Тауантинсуйо, унеся с собой в туманное небытие бесценные сокровища…» И недоумевала, как могло случиться, что моя русоволосая, с глазами синего льна бабушка, выросшая в Костроме, вдруг «заболела» таинственной страной Перу?
Думаю, причиной тому — знакомство с девушкой по имени Пиа. Бабушка с дедом увидели ее в вагоне холодной осенней электрички — маленького черного воробушка. Маленькие-худенькие с легкостью вызывали у бабушки сочувствие. Девочка из Перу, индианка из племени кечуа, постигающая сложные инженерные науки в далекой холодной стране, была окружена деятельной бабушкиной заботой. А сама бабушка, увлекшись волшебными историями о вожде Инке-Манке, влюбилась в край, где в горах хранятся величайшие неразгаданные тайны человечества. Пию я никогда не видела. Получив диплом, она вернулась к себе в сьерру, подарив бабушке на память медальон. Или в большой город — не знаю, она написала бабушке несколько писем и пропала.

А бабушка рассказывала мне про страну, где прошлое возвращается в будущее, об озере Титикака, древних городах, про золото инков. Кстати, Инной меня назвала именно бабушка.

Инка едет к инкам

Мои родители были людьми занятыми, это называлось «ответственные работники». Впрочем, бабушка в перерывах между рассказами о крепости Мачу-Пикчу и судьбе Великого Инки руководила отделом в главке. Зато вечерами мы с ней подолгу мечтали о невероятных путешествиях, о встречах с «белыми индейцами» — белокурыми великанами из Вечного города Тиауанако.

Осенью у нашей компании юбилей. И по такому случаю лучшие работники награждаются особо ценными подарками. «…Инна Корабельникова — поездкой в Перу», — радостно зачитывал заместитель генерального не­длинный список.
«Инка едет к инкам!» — каламбурил дома папа. А мы с бабушкой всю ночь напролет обсуждаем, что мне надо посмотреть всенепременно.

«Инна, представь, детка, что там, где прошлое возвращается в будущее, у Ворот Солнца произойдет твоя главная встреча!» — предупреждала бабушка. А Ворота Солнца — это же в Тиауанако.

Туристы-экстремалы

Вот не думала, что так много моих соотечественников, рискуя прослыть экстремалами, готовы променять безмятежность пляжей Красного моря на небезопасные туры в диковинные места!

Великолепные музеи Лимы, храмы Куско, руины Мачу-Пикчу — затейливый калейдоскоп из картинок, звуков, запахов! Дни летели стремительно, оставляя при этом ощущение какой-то недосказанности.

Тиауанако… Вечный город, Мертвый город, город без жителей, с гигантскими пирамидами, воротами. Город, где утром весна, в полдень — лето, вечером — уже осень, а ночью может наступить зима.

Индеец, встретивший нашу небольшую группу, не отличался разговорчивостью. Мне не терпелось узнать у нашего проводника Эхио о «белых индейцах». Не в силах сдержаться, спросила. Эхио махнул рукой куда-то в сторону. Он мог и не делать этого. Я сама увидела нескольких светлокожих мужчин, очень отличающихся от стоящих рядом индейцев. Особенно один — очень высокий, загорелый, с очень светлыми глазами, смотрящими внимательно и строго.

Мечта сбылась

Мой проводник что-то говорил, но я разобрала только слово «Санчо». Тем временем мы подошли довольно близко. Блондин, возможно именно его звали Санчо, что-то спросил у Эхио. Тот, обращаясь ко мне, показал на мою грудь. Я обеспокоенно оглядела себя — ну конечно, медальон Пиа! Ткнув в него пальцем, я что-то пролепетала на английском. «Белый индеец» коротко кивнул, не меняясь в лице. Я с опаской сняла амулет, протянув его незнакомцу. Ко мне он такого интереса не проявлял! Его спутники рассматривали бабушкин подарок с невероятным вниманием. Индейцев интересовало — откуда у меня амулет. Повинуясь неясному порыву, я вытащила из рюкзака конверт, подписанный рукой Пиа, и протянула индейцам. Конверт они взяли, а амулет вернули мне.

В самолете я репетировала рассказ бабушке о поездке. Ни одной подробности нельзя упустить… В аэропорту, когда я ждала родителей в зале прилета, я вдруг увидела… Санчо.

…И сегодня Саша в компании друзей-археологов любит повторять, что он нашел «золото-Инку», и возмущается, когда кто-то называет это шуткой. Он же не знает, что это я его нашла благодаря амулету и бабушке. А у бабушки новая радость — нашлась Пиа. Она преподает в университете в Лиме, у нее трое детей, и одна дочь названа в честь моей бабушки. Бабушка и Пиа теперь мечтают о встрече.

Подпишись на канал Lisa в Яндекс.Дзен